Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:52 

Часть 1. Глава 8

The Cat Lady
- Знаете, Джоэл, волшебство уходит. - Да, знаю. - Что делать будем? - Наслаждаться… моментом. (с)

Рабочее название: Двойник, том 2: Петля времени
Автор: The Cat Lady
Часть канона: кроссовер Devil May Cry и DmC: Devil May Cry
Категория: слэш, гет, джен
Пэйринг/Персонажи: new!Данте/classic!Данте, classic!Вергилий
Рейтинг: PG-13 (для данной главы)
Жанр: AU, приключения, фантастика, экшн, драма
Предупреждения: ООС, селфцест, нецензурная лексика
Примечания: Объяснение по поводу таймлайнов: начиная с этой главы, у каждого фрагмента текста будет указан таймлайн. Таймлайны являются чистейшим хэдканоном и брались по такому принципу: классическая вселенная - по дате выхода первой игры (то есть, если на момент событий DMC1 был 2001 г., значит, события DMC3 происходили в 1992 г.), вселенная ребута - по дате выхода игры (2013 г.). События фика в классической вселенной происходят в 1997 году - через пять лет после событий DMC3. Таким образом, в данном моменте времени Данте и Тони сравнялись по возрасту - им обоим по 24 года.
В тексте полно пасхалок и отсылок к другим любимым франшизам автора - поэтому, если вам кажется, что вы нашли отсылку, скорее всего, так и есть)

Глава 8. Приоткрытая завеса


Остров Фортуна, 1997 г.

Тони неверяще смотрел на ребенка, который являлся практически точной копией его самого в детстве. Его или Вергилия. Скорее, даже Вергилия – по тому, как Неро хмурил брови и пристально смотрел Тони в глаза, ему так и чудился старший брат, а синий плащ только усиливал сходство. Но как?.. Откуда?..
В памяти тут же всплыли слова Усула, сказанные им всего лишь несколько часов назад: «Неро – не родной наш сын. Его родила одна из падших женщин, перед смертью принявшая новое имя и нашу веру». Хорошо, что память автоматически фиксировала всю нужную информацию, даже если сам Тони не придавал ей значения до определенного момента.
Неро. Имя сбило его с толку. Почему-то Тони решил, что у ребенка обязательно будут темные волосы. Проклятый итальянский.
– Ты немой? – сочувственно спросил мальчик, вырывая Тони из потока размышлений.
– Нет, – Тони нервно рассмеялся, присаживаясь перед ним на корточки. – Я просто удивился, увидев здесь тебя.
– Ты Святой рыцарь? – спросил Неро, указывая на форму Тони.
– Не совсем, – уклончиво ответил тот, а потом, спохватившись, быстро огляделся по сторонам – Вергилий мог оставить мальчика, как приманку, а сам притаиться в засаде, выжидая удобного момента для нападения. Но вокруг по-прежнему было пусто и тихо.
– Ты в порядке? – спросил у мальчика Тони. – Он ничего тебе не сделал?
– Все хорошо, – кивнул Неро. – Гил-вер не обидел бы меня, он же друг папы.
– Гил-вер? – с недоумением повторил Тони, пока в голове вдруг не вспыхнуло воспоминание из детства. Надо же, а он-то всегда думал, что у брата совершенно отсутствует чувство юмора.
– Ну да, Гил-вер, – Неро принял удивление Тони за непонимание. – А ты разве не Данте? Гил-вер сказал, что ты такой же, как он. Ну, выглядишь также. Только у тебя другие волосы… другая прическа.
– Данте – это я, – улыбнулся Тони, чтобы развеять все сомнения мальчика. – А ты не знаешь, где сейчас Гилвер?
– Он ушел, – ответил Неро. – Сказал, что у него еще есть дела. И сказал… что ты не сможешь мешать ему. Помешать ему, вот так.
– Да уж, это вполне в стиле Гилвера, – снова усмехнулся Тони, хотя его не оставляла тревога. Он остро ощущал присутствие брата, несмотря на то, что не видел его.
Тони выпрямился и осмотрел запорошенные снегом башни замка. Он чувствовал, что Вергилий где-то рядом и следит за ним. Стоило бы обыскать замок и попытаться найти его, но Тони не мог оставить Неро. Он пообещал Усулу, что приложит все усилия, чтобы вернуть мальчика, и не хотел рисковать сейчас, когда обнаружил его живым и невредимым, хотя и не надеялся на это. Сейчас первостепенной задачей было вернуть Неро домой.
Тони снова присел перед ним на корточки.
– Ты пойдешь со мной? Я отведу тебя домой. Твои родители очень переживали, когда ты пропал.
– Я не пропал, – покачал головой Неро. – Я пошел вместе с Гил-вером. Гил-вер сказал, что папа и мама поймут. Но я боюсь, что Кири расстроится.
– Кто это, Кири? – удивленно спросил Тони.
– Это моя сестра, – смущенно ответил Неро и слегка покраснел. – Моя приемная сестра. Я знаю, что я неродной, потому что не похож на Кири и Кредо.
«Зато ты очень похож на меня и на моего брата, – подумал Тони. – Я бы поклялся, что ты еще один мой брат, если бы не был уверен, что у моего отца больше не было детей, по крайней мере, в этом столетии».
– Пойдем. – Он встал и протянул Неро руку. Тот фыркнул и поднялся на ноги сам, путаясь в длинных полах плаща, а потом неуклюже отбросил длинную челку со лба, попытавшись повторить знакомый до боли жест, так сильно напоминавший Тони брата.
– Может, оставим это здесь? – предложил Тони, указывая на плащ.
Неро покачал головой.
– Это подарок от Гил-вера.
– Тогда давай я пока понесу его, а то тебе будет неудобно идти, – как можно мягче предложил Тони. Он не знал, как вести себя с детьми, и наделся, что своей чрезмерной заботой не оттолкнет Неро.
Неро немного подумал, а потом все же отдал плащ Тони. Снова пристально посмотрел на его форму:
– У тебя кровь. Ты ранен?
– Простая царапина, – отмахнулся Тони, набрасывая плащ на руку. Прикасаться к нему и чувствовать его запах было странно, казалось, что Вергилий стоит рядом, и от этого тревога и напряжение только усиливались. Тони хотелось поскорее убраться отсюда и увести Неро.
– Папа действительно сильно волновался? – вдруг забеспокоился тот. – А мама?
– Все в порядке, – поспешил успокоить его Тони. – Они не сердятся на тебя и будут очень рады, когда ты вернешься домой.
Неро улыбнулся и зашагал по выдвижному мосту рядом с Тони. Тот пристально следил за ним, боясь, как бы Неро не сорвался вниз, но мост они пересекли без приключений.
– А что вы делали с Гилвером? – спросил Тони, когда они вошли в подземный туннель.
Неро с сомнением посмотрел на него.
– Я не могу сказать. Это секрет. Мой и Гил-вера.
Тони удивленно приподнял бровь, понадеявшись, что Вергилий не учил ребенка темномагическим ритуалам или жертвоприношениям. На самом деле Тони весьма удивился, что Вергилий оставил мальчика в живых, и все никак не мог взять в толк, зачем брату вообще понадобилось похищать его. Он кое-что понял или начал понимать, когда увидел Неро, но поверить в это было практически нереально, слишком уж невероятным казалось объяснение. Тони вспомнил, как Усул спрашивал его о том, бывали ли они с братом на острове шесть лет назад, и теперь понял причину этого вопроса. Усул был неглупым человеком и не заметить сходство между своим приемным сыном и Тони просто не мог. Возможно, только Усул смог бы подтвердить или опровергнуть его догадку, поэтому следовало как можно скорее добраться до штаба.
Но Неро шел медленно – его маленькие ножки резво семенили за Тони, но все же не дотягивали до скорости его шагов, и Тони тоже приходилось замедляться. Он подумывал взять Неро на руки и понести, но не знал, как тот среагирует на подобные действия. Проблема решилась сама собой, когда они достигли края скалы, с которой нужно было спуститься в долину.
– Нам нужно слезть вниз, – сказал Тони. – Другого пути нет. Я знаю, что ты легко бы спустился с этой скалы, но, думаю, еще больше, чем доказать мне, какой ты сильный и смелый, ты все же хочешь поскорее увидеть Кири.
Неро выслушал его с серьезным видом и кивнул.
– Тогда давай сделаем так: я возьму тебя на руки и буду идти быстро-быстро, а ты будешь следить за тем, чтобы я не упал. – Тони вспомнил, что когда-то подобными уговорами мать отговорила их с Вергилием убивать вора, укравшего ее сумку: она сказала, что хотя и верит, что они обязательно вернут украденное и накажут обидчика, но сильнее, чем вернуть свои вещи, ей хочется, чтобы они очутились дома и посмотрели вместе телевизор. Только спустя несколько лет Тони понял, что самая большая ошибка взрослых – то, что они относятся к детям со снисхождением, вместо того, чтобы общаться с ними на равных. Его мать тоже понимала это, поэтому они с Вергилием и любили ее больше всех на свете. Эти воспоминания были пропитаны грустью, но Тони лучше бы умер, чем лишился бы их.
– Хорошо, – сказал Неро. – Я буду капитаном, а ты – моим подчиненным.
– Отлично! – усмехнулся Тони и легко подхватил его на руки. Потом в три прыжка одолел скалу и очутился на земле.
– Ничего себе! – восхитился Неро. – Ты прыгаешь так же высоко, как и Гил-вер.
– Ну мы же братья, – пожал плечами Тони.
– А я не могу тоже стать вашим братом? – вдруг застенчиво спросил Неро и густо покраснел. – Мы ведь похожи, может, и я бы смог делать такие штуки…
– Обязательно сможешь, – заверил его Тони, будучи практически уверенным, что не лжет. Сила Спарды еще проявит себя в Неро. – Только тебе нужно немножко подрасти. Совсем чуть-чуть. И ты тоже сможешь высоко прыгать, быстро бегать, драться на мечах и стрелять.
– Я уже умею драться на мечах! – возбужденно выпалил Неро. – Меня учил Кредо, и Гил-вер дал мне несколько уроков! – сказав это, он вдруг помрачнел и закрыл рукой рот.
– Что случилось? – удивился Тони. Во время разговора он продолжал быстрым шагом двигаться к штабу Ордена и сейчас как раз проходил площадку перед разрушенным зданием с фонтаном. Он понадеялся, что хорошо запомнил дорогу и не заблудится в лесу.
– Я выдал наш секрет, – дрожащим голосом произнес Неро. – Я рассказал тебе, что делал с Гил-вером. Теперь Гил-вер больше не захочет учить меня.
Он тихо всхлипнул, и Тони понял, что он изо всех сил сдерживается, чтобы не расплакаться.
– Ты что! – с наигранным воодушевлением сказал Тони. – Ты ведь рассказал об этом только мне. Гилвер – мой брат, и у нас нет секретов друг от друга. И ты теперь тоже наш брат. – Тони не хотелось лгать Неро, но еще больше ему не хотелось, чтобы тот расстраивался. Вряд ли Неро снова увидит Вергилия, поэтому эта ложь, скорее всего, будет только во благо.
– Правда? – с надеждой спросил Неро, стараясь незаметно смахнуть слезы рукавом куртки.
– Конечно, – широко улыбнулся Тони, снова проклиная себя за ложь. Дети никогда не забывают, если им солгали – эту истину Тони тоже знал слишком хорошо. И понадеялся, что если Неро когда-нибудь узнает о его лжи, то поймет и простит его.
Неро повеселел и всю оставшуюся дорогу рассказывал Тони, как «Гил-вер» учил его держать меч, становиться в правильную стойку, как показывал «фокусы», материализуя ниоткуда призрачные мечи и даже разрешил ему коснуться одного из них.
– Он был холодным, – сказал Неро.
«Как сердце моего брата», – подумал Тони, хотя уже начал сомневаться в этой, казалось бы, неопровержимой аксиоме. Он был крайне удивлен, слушая рассказы Неро о том, как Вергилий уделял ему время, и теперь пытался понять, какой корыстный интерес преследовал брат, тратя минуты своего драгоценного поиска на общение с ребенком. Пока Тони видел лишь две более-менее правдоподобные причины: либо Вергилий окончательно сошел с ума, и ему действительно понравилось общаться с Неро, либо он счел его новым источником силы, который приведет его к силе Спарды. В этом случае Неро угрожала большая опасность.
Пока Неро во всех красках описывал ему неожиданно открывшуюся светлую сторону Вергилия, Тони размышлял, как ему поступить дальше: оставить Неро у входа в штаб и вернуться, чтобы обыскать замок, или все же встретиться с Усулом, попытаться вернуть свое оружие и задать интересующие его вопросы.
Когда они наконец-то добрались до арочного моста перед штабом Ордена, Тони принял решение – возвращаться в замок было бессмысленно, вряд ли Вергилий остался там, скорее всего, он проследил за тем, нашел ли Тони Неро, а потом ушел по одному ему известным делам. Тони все же намеревался заглянуть в замок позже, возможно, Вергилий оставил ему там какую-то подсказку – Тони знал, что брат любил подобную театральность – но сначала ему хотелось узнать историю происхождения Неро. Быть может, она прольет свет на мотивы поступков Вергилия или хотя бы снимет вопрос о его душевном здоровье.
Дойдя до середины моста, Тони набросил на голову капюшон, а потом остановился и опустил Неро на каменные плиты.
– Дальше ты пойдешь один. Скажи своему папе, что я буду ждать его возле леса через полчаса. Запомнишь?
Неро кивнул.
– А почему ты не идешь в штаб? – спросил он. – Тебе нужно сменить форму, эта испачкалась.
Тони непроизвольно улыбнулся.
– Я обязательно переоденусь, но только позже. А сейчас иди к своей семье, они жутко по тебе соскучились.
Лицо Неро просветлело, и он, махнув Тони рукой, побежал по каменным ступеням моста. Тони задумчиво смотрел ему вслед.

****

Тони уже решил, что Усул не придет, когда заметил его широкоплечую фигуру, пересекающую мост. Пока он ждал капитана, информации к размышлению у него прибавилось, потому что внезапно на его руках без всякой причины появились мелкие порезы, которые практически тут же исчезли. Тони несколько минут задумчиво рассматривал свои руки, понимая, что ему следует подумать над некоторыми странностями, происходившими с ним с тех пор, как он прибыл на остров. Например, о том, почему он потерял сознание, сражаясь с рыцарями, и что за странные видения посетили его в тот момент.
«Ты ведь знаешь, что это, – ехидно прошептал в голове внутренний голос. – Это синхронизация. Это Данте. Он все же умудрился влезть во что-то, а ты просто не хочешь об этом думать, потому что у тебя и так хватает проблем».
Тони вздохнул. Он действительно подсознательно догадывался, что и жгучая боль, лишившая его сознания, и порезы на руках связаны с синхронизацией с двойником. Если бы у него была возможность как-то связаться с Данте и узнать, все ли с ним в порядке, он бы непременно ей воспользовался. Данте рассказывал, что в его мире люди постоянно носили с собой карманные телефоны – мобильники или сотовые, как их называли, но в мире Тони такие технологии отсутствовали, к тому же, сейчас он находился на острове аскетов, у которых и автомобилей-то почти не было, что уже говорить о телефонах. Наверное, здесь все же можно было бы найти какое-то средство связи, и он обязательно попытается это сделать, но только тогда, когда окончательно удостоверится, что его брат не поднимет этот остров на воздух, откопав и под ним очередную дьявольскую башню.
Усул перешел мост и принялся оглядываться в поисках Тони. Тот вышел из-за деревьев, за которыми ему пришлось спрятаться, потому что двадцать минут назад мимо него прошествовала целая вооруженная до зубов процессия, состоящая из личной стражи Санктуса и сопровождающая крытые носилки, в которых, как догадался Тони, находился сам Святейшество. Скорее всего, вечерняя проповедь подошла к концу, и священнослужитель вернулся в штаб. Тони взглянул на небо – солнце медленно клонилось к горизонту. Прошел еще один день, а он так ничего и не добился.
– Прости, я немного задержался, – сказал Усул, увидев Тони.
– Я понимаю, воссоединение семьи и все такое, – усмехнулся тот.
– Не только, – поморщился Усул. – Меня вызывали на допрос к Санктусу. Он, конечно, узнал о твоем побеге.
– Вас не заподозрили? – обеспокоенно спросил Тони.
– Если бы Санктус решил, что я помог тебе бежать, то мы бы сейчас не разговаривали, – горько усмехнулся Усул. – Появление того демона оказалось на руку и тебе, и мне. Я сказал, что в суматохе обронил ключи от камеры, и кто-то из храмовников поднял их и открыл дверь. Как, зачем и почему – уже не так важно. Санктус не пойдет со мной в открытый конфликт, он и сам понимает, как рисковал, проводя эксперименты над неизвестной неконтролируемой демонической особью в стенах Ордена.
– И эта особь – я? – с интересом спросил Тони.
Усул кивнул.
– Если об этом станет известно широкой общественности, сомневаюсь, что Санктуса переизберут на следующий год. Потерять свою власть – вот чего боится Санктус больше всего на свете. Это и делает его слабым. Но я пришел говорить не о нем. Я хочу поблагодарить тебя за то, что ты отыскал Неро. Ты не представляешь, что я почувствовал, когда увидел его здоровым и невредимым. Теперь я навеки твой должник.
– Не стоит благодарности, – отмахнулся Тони. – И не говорите глупостей, ничего вы мне не должны. Мы квиты – вы рисковали жизнью, когда освободили меня из лаборатории.
– Жизнь и здоровье моих детей гораздо важнее моей собственной жизни, – с чувством произнес Усул. – Поэтому я хотел бы сделать для тебя еще кое-что. Пойдем, я кое с кем тебя познакомлю.
– Вы хотите, чтобы я снова вернулся в штаб Ордена, когда там находится Санктус? – удивился Тони. – А вы рисковый человек, капитан.
– Это меньшее, что я могу для тебя сделать, – сказал Усул. – Думаю, после того, как ты увидел Неро, у тебя появились некоторые вопросы. Я готов на них ответить.
– Но зачем нам возвращаться в штаб? Давайте поговорим здесь, – предложил Тони.
– А вещи свои ты забирать не собираешься? – спросил Усул.
– Пришлете мне плащ по почте, я оставлю адрес, – пожал плечами Тони.
– Боюсь, что в посылку меч не поместится, – улыбнувшись, сказал Усул.
– Вы смогли достать мое оружие? – Глаза Тони заблестели. – А я уже решил, что мне придется незаконно вломиться в ваш штаб ночью, чтобы забрать его.
– Я же говорю – это меньшее, что я могу для тебя сделать. Тем более, я ничего не забирал – это ты разгромил лабораторию Агнуса, пытаясь вернуть свое законное имущество, – подмигнул Усул.
– Капитан, я вас обожаю, честное слово! – рассмеялся Тони.
– Мне лестна твоя симпатия, но я вообще-то женат, – жеманно произнес Усул, но в его глазах плясали лукавые огоньки. – Пойдем, не стоит торчать здесь и привлекать внимание. И капюшон накинуть не забудь.
Они поднялись на мост и двинулись в сторону здания штаба.
– Я понял, почему ты оказался от плаща, – вдруг сказал Усул. – У тебя появился новый. – Он указал на синий плащ Вергилия, который все еще был переброшен через правую руку Тони.
– Это плащ моего брата, – осторожно сказал Тони.
– Неро считает, что теперь это его плащ, – заметил Усул. – Он сильно расстроился, когда понял, что забыл его, но я сказал, что заберу его у тебя.
– Вергилий подарил его Неро, – медленно произнес Тони. – Я не пытаюсь вас напугать, но лично меня это пугает сильнее всего.
– На Неро также была новая одежда, – сказал Усул. – Его похитили в одной ночной сорочке, но вернулся он полностью одетым и сытым. Твоя работа?
Тони покачал головой.
– Оказывается, я многого не знал о своем брате, – пробормотал он.
Усул бросил на него изучающий взгляд, но промолчал.
Они дошли до тренировочной площадки перед крепостной стеной и вынуждены были прервать разговор, чтобы пройти через комнату охраны, заполненную рыцарями. Их никто не остановил и не задал ни единого вопроса.
Усул и Тони пересекли внутренний двор и вошли в первое здание, но вместо того, чтобы выйти с другой стороны и перейти мост ко второму, Усул кивнул в сторону арочного прохода в одной из стен. Проход охраняли два рыцаря в доспехах. Войдя туда, они поднялись по лестнице на третий этаж, свернули на винтовую лестницу и очутились в одной из башен. По дороге сюда Тони заметил, что у каждого прохода и двери стоят по несколько вооруженных рыцарей, особенно много их было в башне. Усул сказал им несколько слов, и они спустились вниз.
Усул открыл первую дверь слева и пропустил Тони вперед, заходя следом. Они оказались в небольшой уютно обставленной комнате, напоминающей гостиную, совмещенную со столовой. В центре комнаты стоял большой круглый стол, накрытый к ужину, за которым сидели Неро, рыжеволосая девочка примерно его возраста и Кредо – старший сын Усула. Возле стола хлопотала невысокая миловидная женщина с длинными каштановыми волосами, собранными в элегантную прическу, одетая в стандартное для Фортуны платье старинного кроя с длинной юбкой и высоким воротом.
Первым вошедших заметил Неро.
– Данте! – закричал он, выскакивая из-за стола и бросаясь к Тони. – Ты принес мне мой плащ!
Тони подхватил малыша на руки и несколько раз прокружил, а потом поставил на пол и почти торжественно вручил ему синий плащ Вергилия. Неро тут же натянул его на себя и подбежал к рыжеволосой девочке, сияя от гордости.
«Наверное, это и есть его приемная сестра Кири», – подумал Тони.
Миловидная женщина улыбнулась Тони и кивнула Усулу.
– Данте, знакомься, это моя жена и сердце нашего Ордена – Сермона. Дорогая, это Данте – сын Темного Рыцаря Спарды, я говорил тебе о нем. – Как только он произнес эти слова, раздался громкий звон – это Кредо едва не уронил чашку, во все глаза глядя на Тони.
– Папа, ты шутишь? – тихо произнес он.
– Для нас большая честь познакомиться с вами, – сказала Сермона, поклонившись Тони и протягивая ему слегка дрожащую руку.
– Это для меня большая честь познакомиться с вашей семьей, – сказал Тони, галантно поднося ее руку к губам и легко касаясь ее ими.
Сермона слегка покраснела и улыбнулась. Улыбка осветила ее лицо, превратив из миловидного в воистину прекрасное.
– Огромное вам спасибо за то, что смогли отыскать Неро и вернуть его домой, – сказала она.
– Вернуть домой?! – громко сказал Кредо, вскакивая из-за стола. – Ведь это он его похитил, и это он убил Джусто! Отец, как ты посмел привести его в наш дом?! Ему место в тюрьме или в лаборатории!
– Кредо, ты забываешься, – строго сказал Усул. – Данте не похищал Неро и не убивал Джусто. Это сделал другой человек.
– Но я видел его! – не сдавался Кредо. – Это был он! Я запомнил его лицо!
– Мы с братом действительно очень похожи, неудивительно, что ты нас перепутал, – вмешался Тони.
– Не было никакого брата! Он лжет! – продолжал возмущаться Кредо.
– Нет, был! – вдруг громко крикнул Неро. – Я был сначала с Гил-вером, а потом пришел Данте и забрал меня! Их два! Они одинаковые!
Еще один резкий звук разорвал на миг воцарившуюся тишину – Сермона вдруг уронила блюдце, и оно разбилось на мелкие кусочки. Ее лицо резко побледнело.
– Как ты сказал, дорогой? – тихо спросила она. – С кем ты был?
– Я не должен был говорить, – всхлипнул Неро. – Гил-вер теперь обидится на меня.
– Не обидится, – потрепал его по голове Тони. – Я ему все объясню.
– Отец, он действительно говорит правду? – хмуро спросил Кредо. – Их действительно двое? Два сына Спарды? Тогда почему один из них захотел похитить Неро?
– Да, он говорит правду, и сыновей Спарды действительно двое, хотя тебе не положено этого знать, пока ты не закончишь обучение, – ответил Усул. – На последний же вопрос я и сам бы хотел получить ответ. А теперь, дети, пожалуйста, оставьте нас. Нам с мамой нужно поговорить с Данте.
– Но, отец, я тоже имею право… – начал Кредо.
– О своих правах ты будешь говорить, когда у тебя будет собственная семья, – строго осадил его Усул. – Пока ты живешь в моей семье, мое слово для тебя – закон. Иди, Кредо.
Кредо выскочил за дверь, громко хлопнув ею на прощание.
– Переходный возраст. В его годы я тоже был таким строптивым, а потом перерос. И он перерастет, – сказал Усул Тони, а потом обратился к младшим детям: – Неро, Кирие, идите играть в свою комнату.
Дети встали из-за стола, Неро крепко сжимал ладошку Кирие. Перед тем как выйти за дверь, Неро подвел сестру к Тони.
– Это Кири, моя приемная сестра, – сказал он.
– Привет, Кири, – поздоровался Тони.
Девочка густо покраснела и уткнулась носом в плечо Неро, пряча лицо.
– Она стесняется, – объяснил Неро. – Потому что папа сказал, что ты – сын Спасителя.
– В первую очередь – я твой друг, – улыбнулся Тони. – И могу быть и твоим другом, Кири.
Кирие выглянула из-за плеча Неро и смущенно улыбнулась. Неро помахал Тони рукой – точнее, рукавом плаща Вергилия, – и они вместе с Кирие скрылись за дверью.
Когда они ушли, Сермона наклонилась, чтобы собрать осколки блюдца.
– Оставь, – махнул рукой Усул. – Потом приберешь. Присаживайся, Данте, – Усул указал Тони на мягкий диван в углу у камина. И ты, Сермона, садись с нами. Нам о многом нужно поговорить.
– Вы, наверное, голодны? Может, поужинаете? – засуетилась Сермона. – И, Данте, у вас кровь… Вы ранены? Нужно наложить повязку.
– Не беспокойтесь, – улыбнулся Тони, устаиваясь на диване. – Я не ранен, все уже зажило. Вы забыли, что я не человек.
Сермона снова слегка покраснела. Усул сел на диван рядом с Тони, а она устроилась в кресле напротив.
– Скажите, почему вы так испугались, когда Неро назвал прозвище моего брата? – спросил у нее Тони. – Вергилий так называл себя в детстве и представился так Неро, но я думал, что этого имени больше никто не знает.
– Дело в том, – Сермона нервно комкала юбку, – что я уже слышала это имя однажды. Пять лет назад.

****

Руины Верджил-Сити, подземный бункер, 2088 г.

– «Здравствуй, Данте, – говорила Кэт. – Если ты видишь эту запись, то меня, наверное, уже нет в живых…»
Данте понадобилось примерно три секунды, чтобы прийти в себя от потрясения и примерно столько же, чтобы понять – перед ним не Кэт, а лишь ее голографическая проекция, поэтому ее первые слова прошли мимо его сознания. Он во все глаза смотрел на полупрозрачную фигурку, будто сотканную из лучей света, и удивлялся, как смог так быстро признать в ней Кэт – ведь стоящая перед ним женщина была гораздо старше той девочки, которую он помнил. Он видел постаревшую Кэт, когда вернулся в свой мир в прошлый раз, но вид пожилой женщины не вязался у него с образом Кэт, которую он знал. И тут же понял, что так быстро узнал ее по одной простой причине – он ожидал увидеть ее здесь. И теперь действительно видел, что это на самом деле Кэт, даже несмотря на футуристического вида комбинезон, в который она была одета, сетку морщин, прорезавших лицо, и абсолютно белые волосы – на лбу ее все также горела, пусть уже и потускневшая, викканская звездочка, глаза были такими же яркими и зелеными, а голос, хоть и немного дребезжащий по причине старости, все равно остался тем же, что когда-то намертво врезался в память.
– «…все это так сложно, – продолжал звучать из голографического проектора голос Кэт. Ее призрак – по-другому Данте даже и не знал, как назвать проекцию – заломил руки. – Наверное, я должна попросить у тебя прощения за ложь. Да, я солгала тебе, когда сказала, будто в прошлом ничего невозможно изменить. И прикрывалась благородными мотивами, отправляя тебя снова в параллельный мир, когда на самом деле хотела просто избавиться от тебя, чтобы ты не мешал нашим дальнейшим планам. Да, нашим. Моим и Вергилия. Мы оба солгали тебе, когда сказали, что наши пути разошлись. Это не совсем так. Я действительно не разделяла его мнения насчет будущего человечества, но было одно дело, которое связывало нас на протяжении многих лет, и общие проекты, которые мы разрабатывали вместе и не могли просто так оставить».
Данте горько усмехнулся. Если Кэт ожидала, что он удивится, когда услышит это признание, то она прогадала. Он прекрасно знал, что они с Вергилием поддерживают отношения, хотя оба отчаянно пытались доказать ему обратное. Он вспомнил торшер в гостиной Кэт и практически идентичную этой гостиной комнату, которую воссоздал Вергилий с помощью своих технологий, когда они виделись в последний раз. Данте не был таким уж идиотом, каким его привыкли считать окружающие, и, когда требовалось, умел обращать внимание даже на мелочи.
– «Вергилий… Вергилий – большой ребенок, энтузиаст, идеалист, который видит лишь свой идеальный мир и категорически не хочет замечать его несовершенства. Он так увлекся этими перемещениями в другие миры… Так хотел увидеть то, что видел ты, но в то же время иметь возможность вернуться обратно в любой момент. Его пугало потерянное время, время, которое проходит между путешествием туда и обратно. Несмотря на то, что когда-то именно он научил меня азам оккультизма, Вергилий не слишком верил в магию, предпочитая больше доверять науке. Он всегда говорил, что магия – та же физика, просто пока неизученная ее часть. Поэтому его не устраивал простой портал, который переносил неизвестно куда и неизвестно на сколько. Он хотел просчитать все, чтобы не пожалеть о своем путешествии».
Этому Данте тоже не удивился. Увидев техно-утопию брата, он не сомневался, что тот не собирается останавливаться на достигнутом. Поэтому и не рассказал ему о мире, в котором побывал. Правда, он совершил глупость, рассказав о нем Кэт. Но тогда его слишком переполняли эмоции, с которыми он не смог совладать, и они же сыграли с ним злую шутку.
– «Но, наверное, я должна тебе рассказать, что произошло потом, потому что я не знаю, через сколько лет ты вернешься, и какая часть из того, что является правдой сейчас, останется ею через годы.
У нас получилось, Данте. Мы сумели создать аппарат, перемещающий в другие миры. Ведь наш мир и мир, в котором побывал ты, – не единственные существующие. Прости, но Вергилия не слишком заинтересовал мир твоего двойника, он хотел переместиться в реальность, где будут существовать другие законы физики, где люди, возможно, будут уметь летать или разговаривать на причудливых языках… Я ведь тебе уже говорила, что он идеалист… Но он также и гений. Он избавился от проблемы временного диссонанса при перемещении в другие миры путем решения отправить туда своих двойников. Вергилий и его нано-нефилимы – практически одно целое, они обладают… то есть, обладали одним сознанием. И если бы кто-то из них переместился в другой мир – это равнялось бы тому, что туда перенесся сам Вергилий. Он мог бы, не выходя из кабинета, исследовать бесчисленные пространства разветвленной, многоуровневой вселенной… Но у нас, как ты понимаешь, ничего не вышло. Мы готовились к долгожданному старту проекта, когда…»
Данте практически ничего не понял из того, что она рассказала – он был так же далек от ее технологического мира, как, вероятно, и люди, проживающие в Новом Эдеме. Он понял только то, что Вергилию очень приспичило попутешествовать по другим мирам, и он нашел удобный для себя способ.
Данте пытался вникнуть в смысл сказанных Кэт слов, понимая, что это очень важно для осознания того, зачем он вообще вернулся в этот мир, а взгляд его в это время блуждал по комнате, машинально фиксируя ее обстановку.
Комната, где он оказался, была небольшой – всего лишь примерно шесть на девять футов. В центре стоял стол с голографическим проектором, из которого и вещал «призрак» Кэт. В одном углу находился какой-то неизвестного предназначения аппарат, похожий на стеклянную капсулу, и, судя по виду, давно не работающий. Переднее стекло было разбито, и Данте различил на осколках бурые капли – кровь? Другой угол занимали ящики с какими-то предметами, возможно, очередными остатками технологий. Больше в комнате ничего не было, никакой мебели и обстановки – лишь голый – бетонный? – пол, стены и потолок, на котором светились яркие диодные лампы. Их свет неприятно напомнил Данте лабораторию спецслужб, в которой он когда-то имел несчастье оказаться. Опустив голову вниз, он увидел, что стоит в центре очередной пентаграммы – этими пентаграммами были расчерчены и стены. Присмотревшись, Данте заметил их и на потолке – они практически не бросались в глаза из-за яркого света.
Технологии и магия – убойное сочетание. В прямом смысле, если речь шла об этом разрушенном мире.
– «База проекта располагалась на территории Гетто, – продолжала говорить Кэт. – Аппараты собирались в лаборатории Вергилия с помощью роботов и лишь потом перевозились на территорию поселения, так что, кроме меня и моих детей, людей в этом проекте больше задействовано не было. База была хорошо замаскирована и охранялась по последнему слову техники. Но… – тут Кэт судорожно вздохнула, – Они предали нас, Данте. Они ударили внезапно, ничего не объяснив, и уничтожили практически всю территорию Гетто. Они могли бы попытаться сначала поговорить с нами, сказать, что их не устраивает, мы могли бы решить проблему цивилизованным способом, но вместо этого они предпочли нас уничтожить. Сотни, нет, даже тысячи невинных жертв на моей совести… Просто потому, что я продолжала помогать Вергилию. Но я не могла поступить иначе. Он всегда был и оставался самым близким мне человеком, моим спасителем, моей путеводной звездой, за которой я пошла бы и на край света. На край любого из миров».
Значит, все было не совсем так, как рассказал ему Ди. Неудивительно, ведь ангелы, теперь так лихо заправлявшие в этом мире, не желали бы открыть людям всю правду. Наверное, потом они нашли удачную отговорку и для уничтожения Гетто. Данте вспомнил уютный, словно сошедший со старинной открытки городок, детей, выбегающих из здания школы и направляющихся в кафе за мороженым, аккуратные садики возле таких же аккуратных домиков. Все это было, словно сон. Сказочный сон, в один миг обернувшийся кошмаром для всех, кто проживал в этой сказке. Он не мог винить Кэт, ведь все это произошло отчасти и по его вине. Если бы он тогда не поддался своему эгоизму и остался, возможно, он бы смог все это предотвратить. Не допустить тотального уничтожения.
А голос Кэт все раздавался, как похоронный колокол, поющий панихиду мертвому миру, голос из прошлого, воскрешающий тех, кого давно уже нет в живых:
– «Благодаря защите нашей базы, мы не пострадали, но аппарат был безнадежно испорчен – произошла утечка из-за резкого отключения энергии, и машина больше не работала. С помощью нано-нефилимов мы смогли благополучно добраться до лаборатории Вергилия в городе, откуда он связался с ангелом, который всегда помогал нам, – с архангелом Азраэлем. Тот сказал ему, что в рядах ангелов произошел раскол, вызванный неоднозначностью проекта «Нефилим» – того самого проекта, который предполагал отправку нано-нефилимов в параллельные миры. Некоторые из ангелов испугались, что Вергилий доберется и до их мира и захватит его. Вергилий попытался объяснить им, что преследует всего лишь научный интерес и не собирается подчинять себе другие миры, что он не нарушал обещания, данного ангелам, и не стремился исследовать другие планеты – хотя, сказать по правде, тут он слукавил, так как проект по исследованию космоса у нас тоже имелся. Возможно, ангелы узнали об этом. Вергилий клялся, что никому не рассказал, но он мог обмолвиться об этом Азраэлю. И тот предал нас. Он попросил Вергилия выдать ему местоположения источников питания Сети, которые были расположены по всему земному шару, объяснив это тем, что ангелы готовят следующий удар на Сеть, и он попытается обезопасить ее. Вергилий поверил и сообщил ему информацию. На следующий день ангелы ударили по Верджил-Сити, сразу же уничтожив практически половину города. Наша башня выстояла, и Вергилий, управляя нано-нефилимами по Сети с помощью нейроинтерфейса, вооружил их усовершенствованными прототипами оружия ангелов и отправил защищать город. Он много работал над этими прототипами, возможно, перестраховываясь, либо действительно подозревая, что ангелы могут напасть на нас. Битва длилась всего три дня. Именно столько понадобилось ангелам, чтобы найти и уничтожить все источники питания Сети. Вергилий, конечно же, не выдал местоположения всех источников даже тому, кому доверял, но, наверное, они следили за нами или у них имелись свои способы получения информации, потому что они нашли и уничтожили их все. И тогда Вергилий…»
Данте прикрыл глаза. Он догадывался, что последует дальше.
– «Мне тяжело об этом говорить. – Голос Кэт дрогнул, словно она еле сдерживала слезы. – Наверное, проще сказать, что он умер, хотя на самом деле это не совсем так. Из-за того, что его сознание было подключено к чипам тысяч нано-нефилимов, его расщепило. Мне сложно это объяснить, потому что, в отличие от Вергилия, я не так хорошо разбираюсь в технологиях и терминологии, к тому же, раньше мы никогда не наблюдали подобного эффекта, но получилось так, что сознание Вергилия разделилось между его двойниками, и каждый из них отчасти стал им. Это жутко, это по-настоящему страшно. Каждый из нано-нефилимов теперь считал себя Вергилием. Не совсем, отчасти они понимали, кто они есть на самом деле, но в то же время, когда его личность больше не управляла ими, они признали себя самостоятельными и перестали подчиняться приказам. Многие из них бросили оружие и скрылись в неизвестном направлении. Некоторые остались и продолжили защищать башню… продолжают, если из них кто-то еще остался в живых. Мы проиграли, Данте. Наша утопия не оправдала себя. Мы захотели слишком многого, и тогда у нас отобрали и то, что мы имели».
Тысячи Вергилиев. Тысячи двойников, которые в один прекрасный момент осознали себя, как личность. Вероятно, именно на них теперь охотилась Инквизиция. За двадцать лет она, скорее всего, уничтожила практически всех. Некоторые прятались до сих пор, некоторые сражались – Данте знал, что его брат не сдался бы так просто. Его брат… братья… Данте казалось, что он видит какой-то дурацкий сон и все никак не может проснуться. Это кошмар, еще один кошмар, как и тот, который приснился ему почти неделю назад. Сейчас он проснется и услышит рядом глубокое дыхание Тони, и ничего этого нет, ничего нет…
– «Есть еще одна правда, которую ты должен знать…»
«Да, Кэт, я очень хочу узнать эту правду, давай, добей меня, скажи, что это я виноват, виноват, что Вергилий погиб, что ты погибла или пропала без вести, я не знаю, не знаю, что теперь делать, я не умею исправлять такие ошибки, зачем ты вернула меня обратно, я не хочу…»
– «…она касается первой войны, войны с демонами, когда ангелы «спасли нас», как они сами любили тогда говорить. Вергилий рассказывал тебе, что с ними были нефилимы – искусственно созданные в лабораториях, так же как и нано-нефилимы Вергилия. Он сказал тебе, что они самоуничтожились, когда выполнили свою миссию, но это было не так. На самом деле ангелы уничтожили их. Они, так же как и прежде, не могли позволить расе нефилимов стать третьей силой в бесконечной борьбе тьмы и света. Правда, уже и не понятно, где тьма, а где свет…»
– Я тоже не знаю, Кэт, – усмехнулся Данте, понимая, что теряет рассудок, если разговаривает с голограммой. – Я так запутался, кто бы сейчас вывел меня к свету.
– «Ты должен знать, Данте, что когда-то нефилимов было очень много, и они могли противостоять и ангелам, и демонам, потому что обладали врожденной способностью перемещаться между мирами. Но это была не единственная их сила. Нефилимы способны изменять реальность, если полностью раскроют весь свой потенциал. Они могут создавать вещи, обладающие огромной силой, как машины Вергилия, или… перемещаться в пространстве и времени. Ты уже доказал это, когда перенесся в параллельный мир и вернулся оттуда живым. Но ты можешь больше, Данте. Ты можешь вернуться в прошлое и все исправить. Не ради меня или ради Вергилия – мы уже упустили данный нам шанс, но ради будущего этого мира. Нашего мира».
– О чем ты говоришь? – спросил Данте. – Я могу вернуться в прошлое? Да если бы я мог, я бы уже сто раз вернулся и не позволил бы вам связаться с ангелами, не позволил бы Вергилию лезть туда, куда ему не надо. Как я могу?
– «Я всегда знала, что истинная твоя сила – это твои воспоминания. Помнишь, когда ты начал возвращать их, ты становился сильнее? Думаю, ты тоже всегда подсознательно знал об этом. И с помощью своих воспоминаний ты в состоянии изменить реальность».
Воспоминания… Данте вдруг вспомнил, что когда собирался впервые покинуть мир Тони, то внезапно даже для самого себя, попросил его поделиться своими воспоминаниями о прошлом. Тогда он считал, что это поможет ему навсегда сохранить в сердце образ двойника, которого он больше не надеялся увидеть, но, возможно, была и другая причина. Причина, которую Данте был не в состоянии объяснить даже себе.
– «Но каждая сила имеет свой ключ, и поначалу подобрать его непросто. Я помогу тебе. В этой комнате есть предмет, который поможет тебе разбудить свою силу. Я не могу назвать его в целях безопасности – даже несмотря на все предпринятые мной меры предосторожности и защиты, я не могу быть полностью уверена, что эту запись не прослушает посторонний – но, думаю, ты легко найдешь его, ведь это тот предмет, который всегда ассоциировался у тебя со мной. Ты видел его в моих руках, когда вернулся в этот мир через пятьдесят лет. Я не знаю, куда он приведет тебя, но он укажет тебе путь».
Предмет. Какой-то предмет в этой комнате. С этим он разберется позже, а пока Данте хотел поскорее дослушать эту проклятую запись, которая еще больше перемешала все в его голове. Сначала он надеялся, что сможет найти в башне что-то, что укажет ему в каком направлении двигаться дальше, но теперь понял, что когда нашел ответ, тот оказался сложнее вопроса.
– «Вернись в прошлое, Данте. Вернись и исправь совершенную нами ошибку».
Легко сказать, когда он не имел ни малейшего представления, с чего начать и какой момент исправить. Предотвратить свою отправку в параллельный мир? Хорошая идея, только как же ему вернуться именно в тот момент, когда он отправился? Пока Данте не ощущал в себе абсолютно никаких новых способностей, ему бы с уже имеющимися до конца разобраться.
По голограмме Кэт вдруг пошли легкие помехи. Ее голос на мгновение запнулся, слов было не разобрать. Данте инстинктивно сделал шаг вперед, но что он мог поделать с машиной, устройства которой не знал?
Наконец проекция Кэт снова стала четкой, и ее голос зазвучал внятно:
– «И еще, надеюсь, что ты сможешь когда-нибудь простить нас за наше предательство. Мы действительно хотели создать идеальный мир, в котором всем будет хорошо, но наша утопия обернулась кошмаром. Предотврати его, прошу тебя. Можешь уничтожить нас, если потребуется, я даю тебе на это свое согласие и, думаю, Вергилий поддержал бы меня, но пощади мир. Он не заслужил таких спасителей, как мы, потому что, возможно, ему был необходим такой спаситель, как ты».
Данте покачал головой и снова горько усмехнулся. Когда же им надоест играть на его чувствах?
Голограмма вновь зарябила, практически пропала, но потом опять появилась. Теперь к голосу Кэт прибавились механические нотки, а ее изображение мерцало, то исчезая, то появляясь снова.
– «Постарайся простить нас, если сможешь. Знаю, когда-то я нравилась тебе, я чувствовала это, несмотря на то, что ты всеми силами пытался от меня это скрыть. Поэтому сейчас мне хочется попросить у тебя прощения и за то, что так и не ответила тебе взаимностью. Прости, но сердце мое всегда принадлежало другому».
– Да знаю я, и всегда это знал, – сказал Данте, подходя ближе к проекции Кэт. – И сейчас это уже не важно. Я привык терять тех, кого любил.
Он прикоснулся рукой к голографической щеке Кэт, и пальцы прошли сквозь проекцию, но Данте сделал вид, что не замечает этого. На миг он представил, что Кэт действительно находится в этой комнате, и они просто разговаривают.
– «Но, надеюсь, я все же до сих пор могу считаться твоим другом, хотя и не заслуживаю этого, – сказала она, словно отвечая на его слова. – Я…»
Изображение снова замерцало, а потом исчезло. Данте решил, что конец записи либо поврежден, либо Кэт решила так оригинально закончить их «беседу».
– Прощай, Кэт, – тихо сказал он. – Я ни черта не понял, что ты от меня хочешь, но все же постараюсь сделать все, что в моих силах.
Вдруг изображение появилось вновь, да так внезапно, что Данте инстинктивно отскочил и схватился за меч.
Перед ним снова была Кэт. Она выставила руки перед собой, будто упиралась ими в какую-то прозрачную поверхность.
– «Как ты вошел сюда? Что ты… Нет!» – вдруг крикнула она, да так реалистично, что Данте даже обернулся. Никого, лишь приоткрытая дверь в комнату, больше напоминающую бункер. Данте вновь повернулся к Кэт, но ее уже не было.
Возможно, Вергилий и Кэт думали, что он не понимает многих вещей, и он действительно не понимал, как того, чем они занимались, так и того, чего в конечном итоге хотели от него. Но сложить два и два он был в состоянии. Испуг Кэт, руки, выставленные перед собой, словно упирающиеся в стекло. Стеклянная колба в углу комнаты, разбитое стекло и кровь. Теперь он получил ответы на все свои вопросы. Он знал, что случилось с Кэт.
– Интересное местечко, – раздался за его спиной чуть хрипловатый голос.

@темы: Уровень 9, Портал: Огонь, Devil May Cry/DmC, "Двойник, том 2: Петля времени"

Комментарии
2016-08-07 в 21:43 

Oxxra
Есть правота, которую только монстры произносят вслух(с) Во всем есть мораль, нужно только уметь ее найти! (с) |мультифендомная партия "За адекват"|
если бы не был уверен, что у моего отца больше не было детей, по крайней мере, в этом столетии».

И я даже не уверена, что хочу знать, откуда у Данте эта уверенность хД

А вообще зачем ангелам такой огород городить? Вначале отправлять нефилимов выпиливать демонов, а затем самим нефилимов выпиливать? Они же по идее сильнее и тех и других? Или все по принципу "камень-ножницы-бумага"?

И да, главное чтоб Кэт нашел ангел,а не один из Вергов.

2016-08-08 в 00:05 

The Cat Lady
- Знаете, Джоэл, волшебство уходит. - Да, знаю. - Что делать будем? - Наслаждаться… моментом. (с)
Oxxra, И я даже не уверена, что хочу знать, откуда у Данте эта уверенность хД
Ну, он считает, что отец погиб, и после них с Вергом у него точно не было детей) А насчет до - скорее всего, он думает, что если и были, то давно погибли, иначе бы они с Вергом узнали об этом.

А вообще зачем ангелам такой огород городить? Вначале отправлять нефилимов выпиливать демонов, а затем самим нефилимов выпиливать?
Ради эксперимента) Ангелов нефилимы интересуют гораздо больше, чем они показывают) Дальше я вернусь к этому вопросу))

Они же по идее сильнее и тех и других?
Физически - точно нет) Они же сами и не воюют никогда, только с помощью низших видов (гавриилы, серафимы и прочие) и своего крутого оружия.

И да, главное чтоб Кэт нашел ангел,а не один из Вергов.
Ты имеешь в виду, во время записи послания для Данте? А почему лучше ангел, чем Верг?)

2016-08-08 в 00:38 

Oxxra
Есть правота, которую только монстры произносят вслух(с) Во всем есть мораль, нужно только уметь ее найти! (с) |мультифендомная партия "За адекват"|
The Cat Lady, Ну, он считает, что отец погиб, и после них с Вергом у него точно не было детей) А насчет до - скорее всего, он думает, что если и были, то давно погибли, иначе бы они с Вергом узнали об этом.
уффф
я уж думала, что близнецы случайно папу кастрирвоали... уронили там на негоч то-нибудь или в больничку с папой поиграли

Ради эксперимента) Ангелов нефилимы интересуют гораздо больше, чем они показывают) Дальше я вернусь к этому вопросу))


а чего ж Верга не отловили пока он был один и не затестировали до полусмерти?

Физически - точно нет) Они же сами и не воюют никогда, только с помощью низших видов (гавриилы, серафимы и прочие) и своего крутого оружия.
зато вынесли нефиоимов, котоыре демонов вынесли

Ты имеешь в виду, во время записи послания для Данте? А почему лучше ангел, чем Верг?)
потому что думаю Кэт легче от ранодмногоа нгела, чем от рехнувшегося любимого

2016-08-08 в 00:49 

The Cat Lady
- Знаете, Джоэл, волшебство уходит. - Да, знаю. - Что делать будем? - Наслаждаться… моментом. (с)
Oxxra, я уж думала, что близнецы случайно папу кастрирвоали... уронили там на негоч то-нибудь или в больничку с папой поиграли
Это слишком жестоко))

а чего ж Верга не отловили пока он был один и не затестировали до полусмерти?
А кто сказал, что они не тестировали?)))

зато вынесли нефиоимов, котоыре демонов вынесли
Ну так крутое оружие + спойлер))

потому что думаю Кэт легче от ранодмногоа нгела, чем от рехнувшегося любимого
А, ну вообще да.

2016-08-08 в 01:07 

Oxxra
Есть правота, которую только монстры произносят вслух(с) Во всем есть мораль, нужно только уметь ее найти! (с) |мультифендомная партия "За адекват"|
Это слишком жестоко))
Ева подарила близнецам по набору юного врача и у папы Спарды началась новая жизнь с трудноизлечимыми болезнями.

А кто сказал, что они не тестировали?)))
ты меня пугаешь....
Тоесть даже Верг из Верг-сити в первой части не оригинальный нефилим? А оригинал все это время сидит в секретной лаборатории ангелов, как контрольная группа? А тот, что Верг сити заделал это выпущенный посмотреть "а что будет" верг?

И вообще сколько сейчас таких Вергов 1 -2 -3 - 9 - 9999999?

И кстати какой шанс что где-то еще хранится условный верг 1234..2345, который вообще ничего не помнит и по вресии примерно такой, какого Данте в первый раз бросает?

Мне нравится, в любом случае, в фолле помню такая веселуха миссин сцена и когда условный Дима-9, именно которого выпустили побегать, а остальных - нет, встречает "нашего" Ника, (Ников, кстати, тоже могло быть штуки 3... Особенно если одного, который сбежал - раздолбал Дима). А Ник, которого знаем мы - это более свежая версия и очень удивлен тем что его "убили". И это тоже объясняет разницу в 60 лет и в том, что Ник поживее димы будет, больше апгрейдов.

2016-08-08 в 01:13 

The Cat Lady
- Знаете, Джоэл, волшебство уходит. - Да, знаю. - Что делать будем? - Наслаждаться… моментом. (с)
Oxxra, Ева подарила близнецам по набору юного врача и у папы Спарды началась новая жизнь с трудноизлечимыми болезнями.
Близнецы оказались очень креативными, если умудрились наградить болезнями папу Спарду)))

Тоесть даже Верг из Верг-сити в первой части не оригинальный нефилим? А оригинал все это время сидит в секретной лаборатории ангелов, как контрольная группа? А тот, что Верг сити заделал это выпущенный посмотреть "а что будет" верг?
Там все не так страшно))) Я не могу рассказать больше, а то читать потом будет неинтересно, но там все намного проще)) Но предположения интересные, конечно))

Мне нравится, в любом случае, в фолле помню такая веселуха миссин сцена и когда условный Дима-9, именно которого выпустили побегать, а остальных - нет, встречает "нашего" Ника
Условный Дима-9 - это ГГ?)) Или еще какой-то синт?)) Я просто в фолле ни бум-бум)))

А Ник, которого знаем мы - это более свежая версия и очень удивлен тем что его "убили". И это тоже объясняет разницу в 60 лет и в том, что Ник поживее димы будет, больше апгрейдов.
Какой кошмар))

2016-08-08 в 01:38 

Oxxra
Есть правота, которую только монстры произносят вслух(с) Во всем есть мораль, нужно только уметь ее найти! (с) |мультифендомная партия "За адекват"|
The Cat Lady, Близнецы оказались очень креативными, если умудрились наградить болезнями папу Спарду)))
они лечили хД

Там все не так страшно))) Я не могу рассказать больше, а то читать потом будет неинтересно, но там все намного проще)) Но предположения интересные, конечно))
будент будет, не волнуйся)

Условный Дима-9 - это ГГ?)) Или еще какой-то синт?)) Я просто в фолле ни бум-бум)))
спасибо хД
но гг не синт
в смысле намеки что ГГ - синт есть в игре, но мне кажется, что все гораздо страшнее и наоборот, умирающий Отец-сын и наш ГГ это два последних человека во всем содружестве, а вот все остальные - да, синты.

Какой кошмар))
Фолл 4ый вообще страшный в этих моментах. В самой игре все это ПОТРАЧЕНО и не обыграно....
но вот есть ГГ и есть 13 потенциальных спутников, и часть из них всегда в любой новой игре имеют некоторые иммунитеты к определенным типам урона (радиации и кровотечению/отравлению)... и они искусственные существа: синты и роботы. Таких спутников семь.
Но это не страшно, страшно что в каждой новой игре еще и помимо этой семерки 1-2 из оставшихся 6 людей-спутников тоже рандомно получают иммунитеты (заменяются на синта)
И совсем крипи то, что к уровню так 80 у ГГ иммунитет имеют все потенциальные спутники :uzhos:
То есть да, всех, и любовные и не любовные интересы, и друзей и врагов ГГ заменили синтами. И самое страшное, что это просиходит прямо в процессе и ничего не исправить и не сделать, просто где-то любовный интерес игрока (или друга игрока или врага... ) заловили, допросили с пристрастием, утилизовали и создали на базе воспоминаний идеальную копию.

2016-08-10 в 00:49 

The Cat Lady
- Знаете, Джоэл, волшебство уходит. - Да, знаю. - Что делать будем? - Наслаждаться… моментом. (с)
Oxxra, они лечили хД
Предварительно заразив, чтобы было от чего лечить?))

будент будет, не волнуйся)
Но все равно мне не хочется спойлерить, я не люблю)) Могу только сказать, что тестировать можно по-разному, не обязательно запирать в колбе и тыкать иголками))

спасибо хД
За что?)) За то, что я не рублю в каноне фолла? :laugh:

но гг не синт в смысле намеки что ГГ - синт есть в игре, но мне кажется, что все гораздо страшнее и наоборот, умирающий Отец-сын и наш ГГ это два последних человека во всем содружестве, а вот все остальные - да, синты.
А Дима-9 - это кто?))

Но это не страшно, страшно что в каждой новой игре еще и помимо этой семерки 1-2 из оставшихся 6 людей-спутников тоже рандомно получают иммунитеты (заменяются на синта) И совсем крипи то, что к уровню так 80 у ГГ иммунитет имеют все потенциальные спутники
Ого, жесть О__О

И самое страшное, что это просиходит прямо в процессе и ничего не исправить и не сделать, просто где-то любовный интерес игрока (или друга игрока или врага... ) заловили, допросили с пристрастием, утилизовали и создали на базе воспоминаний идеальную копию.
Мда, веселый мир, ничего не скажешь)

2016-08-10 в 01:39 

Oxxra
Есть правота, которую только монстры произносят вслух(с) Во всем есть мораль, нужно только уметь ее найти! (с) |мультифендомная партия "За адекват"|
The Cat Lady, Предварительно заразив, чтобы было от чего лечить?))

не, они там крыло ампутировали, например. папа Спарда развалился на диване поудобнее, чтоб деткам было удобно крыло пилить игрушечной хирургической пилой и уснул.
Проснулся уже от того, что крыла у него нет.
У Вергилия тогда чуть Ямато не отняли....

Но все равно мне не хочется спойлерить, я не люблю)) Могу только сказать, что тестировать можно по-разному, не обязательно запирать в колбе и тыкать иголками))
за Вергом тупо очень прситально наблюдали в естественной среде, пытаясь понять, что в нем возьмет и куда он склонится?

За что?)) За то, что я не рублю в каноне фолла?
за предположение, оно очень популярно в фандоме стало после жирнющего намека-самопризнания ГГ в одном длк

А Дима-9 - это кто?))

Сложно сказать, Дима очень сложная и одиозная фигура...
Вообще строго говоря Дима - синт экспериментальной модели 2,5, как и Ник Валентайн (оба имеют пластиково-металлические тела, но при этом обладают сознанием)
Дима благостен, как буддийский монах, такой духовный пастырь для всех синтов, мудрый как далай лама и понимающий как христос....
А еще он модифицировал себя (с помощью безответно влюбленного в него синта Фарадея?) и теперь может удалять из себя негативные воспоминания, чтобы все у него было дзен и трансцендентность
А потом припекает, и Отмороженному приходится искать ранние воспоминания Димы и тут выясняется, что синт-то ублюдок уровня 9000
Он вначале сделал то, за что синтов собственно так боятся а институт так ненавидят: взял синта и человека(симпатизировавшего синтам, кстати, другая бы в одиночку на встречу с Димой не пошла), убил человека, сделал пластику синту, сделав её похожей на человека, уничтожил личность синта и загрузил в неё личность человека и отправил выполнять его приказы дальше под личной мертвой женщины. Затем он себя за этьо возненавидел и из памяти долой.
Затем Дима испугался, что, если обман откроется, то всех синтов к херам линчуют, и создал программу, отключающую защиту поселения людей от радиации, чтобы если что выпилить возмутившихся тем, что он тут их на синтов заменяет. Он себя за это возненавидел и долой из памяти.
Затем Дима вспомнил что тут еще есть поселение в старой военной подлодке а у него, упс, есть коды саиоуничтожения и так много об этом думал, что решил и это выгрузить из памяти от греха подальше
А еще Дима помнит, что они бежали с братом Ником (тоже экспериментальный синт) из института и что Ник очнувшись не узнал его и что они подрались и что он убил Ника..... и это воспоминание Дима тоже выгружает, о том, что у него есть брат, он помнит, а что он этого брата размагнитил - нет.

Мы нашли всего пять воспоминаний, но кто поручится, что у Димы их всего пять?! Их может быть намного больше.

А потом этот стремный Дима называет Ника братом и желает братских чувств и обнмиашек, а Ник спрашивает, что ему делать
Мой Отмороженный посоветовал держаться от Димы подальше.
И мой Отмороженный очень долго убеждал себя, что такой совет он дал потому, что Дима - эталонный свиноеб, а не потому, что мой Отмороженный ревновал....

Хотя на самом деле мой Отмороженный сказал нет потому, что Дима и Ник не братья.... По крайней мере не в его понимании: Нику была полностью загружена человеческая личность довоенного полицейского, и Ник предельно человечен (самый человечный и сердечный персонаж в 4 игре, кстати, не смотря на пластиковую кожу и торчащий из-под неё металлический каркас), а вот Дима машина и искусственный интеллект самообучающйися (обычное дело в каноне фолла ИИ способны к самообучению), и вот Дима сильно искусственный интеллект, ему братья не человечный Ник, а другие суперкомпьютеры, так же засветившиеся в игре.


Ого, жесть О__О

ага, полная жесть.
И ладно бы была в игре гонка с преследованием, типа успеешь не успеешь Институт вынести до того, как он заменит особо приглянувшегося тебе НПС....
так нет, даже после уничтожения Института подмены не прекращаются
это в принципе ожидаемо, с выпилом института много вопросов и неоднозначных моментов, я таки верю что у них есть подводная база, просто ДЛК нам не донесли из-за неокупаемости, опять же технологией пластической хирургии и создания личности синтам владеют минимум еще 3 существа за пределами института

Мда, веселый мир, ничего не скажешь)
ага, и в общем-то не так страшно оказаться ГГ-синтом, как узнать, что ты последний живой человек содружества. По крайней мере для моего Отмороженного.


2016-08-15 в 00:00 

The Cat Lady
- Знаете, Джоэл, волшебство уходит. - Да, знаю. - Что делать будем? - Наслаждаться… моментом. (с)
Oxxra, Проснулся уже от того, что крыла у него нет. У Вергилия тогда чуть Ямато не отняли....
Жуть какая, бедный Спарда(

за Вергом тупо очень прситально наблюдали в естественной среде, пытаясь понять, что в нем возьмет и куда он склонится?
Что-то вроде того))

Вообще строго говоря Дима - синт экспериментальной модели 2,5, как и Ник Валентайн (оба имеют пластиково-металлические тела, но при этом обладают сознанием)
Ага, понятно)) Про Ника я наслышала из твоего дайри))

убил человека, сделал пластику синту, сделав её похожей на человека, уничтожил личность синта и загрузил в неё личность человека и отправил выполнять его приказы дальше под личной мертвой женщины. Затем он себя за этьо возненавидел и из памяти долой.Мы нашли всего пять воспоминаний, но кто поручится, что у Димы их всего пять?! Их может быть намного больше.
Мда, кошмар вообще. Типа, если я этого не помню, значит, я этого не делал.

И мой Отмороженный очень долго убеждал себя, что такой совет он дал потому, что Дима - эталонный свиноеб, а не потому, что мой Отмороженный ревновал....
У них с Ником любовь?))

ага, и в общем-то не так страшно оказаться ГГ-синтом, как узнать, что ты последний живой человек содружества.
Да, печально это как-то.

2016-08-15 в 00:40 

Oxxra
Есть правота, которую только монстры произносят вслух(с) Во всем есть мораль, нужно только уметь ее найти! (с) |мультифендомная партия "За адекват"|
The Cat Lady, Жуть какая, бедный Спарда(

а ему что? Новое отрастил и объяснил деткам попутно что такое хорошо и что такое плохо...
потому что Спарда крылышко приращивает, а Данте с игрушечной пилой в руке стоит и жалуется, что брат схитрил.
А Верг стоит чуть в стороне, смотрит то на явно ему большеватую ямато в руке, то на произведенные им разрушения по ампутации папиного крыла и чувствует гордость

и единственное что в свое оправдание скажет, так это то что пластмассовые пилы бесполезны, а вот ямато нет.

папа спарда, к которому вернулись и крыло и хорошее расположение духа вместо того, чтобы наказать старшего сына за жульничество и использование настоящего боевого оружия в игре "кто первый папу перепилит", доверительно сообщил Вергилию, что тоже никогда не понимал этих искусственных и малоосмысленных отвлеченных конструкций, именуемых правилами игры и что Верг бесспорно перепилил папу первым.

Давно с Данте так жизнь дважды не справедлива не была: брат обжулил, а отец еще и похвалил жулика.


Ага, понятно)) Про Ника я наслышала из твоего дайри))

про Ника, думаю, орут ве кто в фолл 4 играл, Ник таки очень удачный персонаж, проработанный хорошо и с любовью. Некоторые потом правда на других переходят, но Ник это одна из лучшихъ вещей, которые с 4ым фоллом случились


Мда, кошмар вообще. Типа, если я этого не помню, значит, я этого не делал.
а потом он вспомнил, побился в истерике....
И ПРЕДЛОЖИЛ И ПРЕДСТАВИТЕЛЯ ВТОРОГО ОБЩЕСТВА ТАК ЖЕ ЗАМЕНИТЬ, ТАК КАК ИДЕЯ РАБОТАЕТ ЖЕ!

В этот момент мой Отмороженный подавился зубом Кремва, проникся всякими околоанклавовскими и мэксоновскими и элайджевскимии институтскими идеологиями о том, что должен остаться только один вид, и понял, что Диму выпилит
Не потому что мой Отмороженный такой ублюдок, а потому что блин, этому ядерному армагедонну поможет только новый ядерный армагедоннн (фоллаут в фоллауте, что называется) и вообще, раньше он верил в то, что все можно исправить, но теперь ну его нафиг, он не хочет фракции к перемирию вести, он хочет взять зуб кремва и отрубить диме башку и стукать её до тех пор, пока она как блинчик не сплющится.

Дело даже не в Диме лично и не в том, что он брат Нику, а в том, что вот этот отдельно взятый кристально логичный машинной логикой синт без морального компаса радостно наводит тень и грязь на все дело объединения содружества вместе независимо от того, синт он или нет. А он еще и синт и по немув будут еще долгое время судить всех синтов.

Почему брат или не брат.... потому что как-то у моего Отмороженного Ник спросил, человек или он или тостер дрожащий.
Мой отмороженный радостно ответил человек человек.
Потому что он воспринимает Ника как человека... с протезом. Бывает протез на руку, а у Ника на все тело, но бывает же.
А вот Дима.... после своего фееричного подмена и предумышленного двойного убийства со шпионажем, предательства доверия и прочего Дима на вкус моего отмороженного теряет право называться человеком или синтом и становится убийцей.

и поэтому они не братья, один человек, а второй саморазвивающйися ИИ (Дима кстати об этом сам и говорит, хотя и другими словами) убийца


У них с Ником любовь?))
неа, ника романсить не дали

Поэтому один Отмороженный месяца 4 ре уже бегает и пытается выломаться из френдзоны одного детектива-тостера хДДДДД

а вообще с ником даже не то чтоб любовь, ему просто часто хочется сказатьс пасибо за то что он есть, такой надежный спутник, с которым в бостоне спокойно.

   

Кровавый Дворец

главная