Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:55 

Часть 1. Глава 4

The Cat Lady
- Знаете, Джоэл, волшебство уходит. - Да, знаю. - Что делать будем? - Наслаждаться… моментом. (с)

Рабочее название: Двойник, том 2: Петля времени
Автор: The Cat Lady
Часть канона: кроссовер Devil May Cry и DmC: Devil May Cry
Категория: слэш, джен
Пэйринг/Персонажи: new!Данте/classic!Данте, classic!Вергилий
Рейтинг: PG-13 (для данной главы)
Жанр: AU, приключения, фантастика, экшн, драма
Предупреждения: ООС, селфцест, нецензурная лексика
Примечания: Объяснение по поводу таймлайнов: начиная с этой главы, у каждого фрагмента текста будет указан таймлайн. Таймлайны являются чистейшим хэдканоном и брались по такому принципу: классическая вселенная - по дате выхода первой игры (то есть, если на момент событий DMC1 был 2001 г., значит, события DMC3 происходили в 1992 г.), вселенная ребута - по дате выхода игры (2013 г.). События фика в классической вселенной происходят в 1997 году - через пять лет после событий DMC3. Таким образом, в данном моменте времени Данте и Тони сравнялись по возрасту - им обоим по 24 года.
В тексте полно пасхалок и отсылок к другим любимым франшизам автора - поэтому, если вам кажется, что вы нашли отсылку, скорее всего, так и есть)

Глава 4. La festa che ritorna*


Остров Фортуна, 1997 г.

Тони стоял на вершине высокой скалы, глядя на раскинувшийся перед ним город, тонувший в золотисто-алых красках заката. Город-крепость Фортуна был совсем небольшим и казался сошедшим с картин художников эпохи Ренессанса: в его архитектуре преобладали симметричные пропорции и полукруглые формы. Здания, изобилующие арками, фронтонами, причудливыми карнизами и увенчанные куполами всех размеров, образовывали пеструю мозаику, искусно расчерченную лабиринтами улиц. Идиллическую картину портил разве что гигантский черный монолит, возвышавшийся неподалеку от большого купола какого-то здания.
Тони прибыл в город часом раньше, спрятавшись в трюме грузового корабля, отправлявшегося из Энамел-Сити на остров Фортуна. Более легального и быстрого способа передвижения он не успел найти, так как торопился, да и денег оставалось совсем мало. К тому же, насколько он слышал, в Фортуну редко пускали туристов, в основном туда прибывали грузовые судна, привозившие на остров ткани, медицинские препараты и некоторые виды продуктов и увозившие с него экспортный товар – рыбу и полезные ископаемые, добываемые в местных шахтах. Корабль, на который забрался Тони, пришвартовался у небольшого причала в юго-западной части острова, и пока портовые грузчики разгружали товары, Тони незаметно выбрался из трюма и добрался до горного хребта, окружающего город с севера. Он решил дождаться темноты, чтобы не привлекать к себе излишнего внимания, и в который раз пожалел, что не сменил заметный плащ на что-нибудь менее броское.
Солнце медленно опускалось за горизонт, будто утопая в океанических водах, и Тони подивился, что здесь оно кажется больше, чем на материке. Возможно, такое впечатление складывалось из-за открытого пространства, создаваемого океаном, а возможно, потому что он находился ближе к экватору. Тони не разбирался в подобных вещах, он мог лишь только удивляться и восхищаться ими.
Всю дорогу до острова он старательно пытался не думать о Данте, и у него почти получалось, так как на протяжении всего путешествия его ужасно мутило. Тони не помнил, чтобы когда-либо страдал морской болезнью, правда, в последний раз он плавал по морю еще в детстве, когда спасался от демонической погони с матерью и братом, а так как переезжали они часто, воспоминания о той поездке практически стерлись из его памяти. А может, тошнота была вызвана смесью удушливых запахов рыбы и пота, которыми насквозь провоняло его временное пристанище в трюме. Тем не менее, отвратительное самочувствие временно избавило его от ненужных и мучительных размышлений, которые, как по мановению волшебной палочки, тут же вернулись, как только он снова ступил на твердую землю.
Тони бросился за Данте через пять секунд после его ухода, но все же недостаточно быстро – того и след простыл. Тони искал его всю ночь, тратя драгоценное для человечества время, – обошел все известные им обоим бары и клубы, и даже парочку неизвестных, умудрился ввязаться в драку, сломал пару рук и носов, убил одного подвернувшегося под горячую руку демона и вернулся домой под утро усталый и злой. В том, что его поиски так и не увенчались успехом, проглядывала и положительная сторона – это означало, что Данте никому не причинил вреда в порыве гнева, но осознание этого факта не приносило удовлетворения, а лишь подкрепляло чувство вины, поселившееся в душе Тони после опрометчиво брошенных им слов во время ссоры.
Стоило с самого начала позвонить Леди, но Тони не мог заставить себя снять трубку. Блуждая по самым злачным местам города, он копил в себе злость на подругу, считая ее причиной странного поведения Данте, – тот был чересчур импульсивным и действительно мог поддаться порыву.
Несмотря на полную потерь и страданий жизнь, Тони никогда не замечал у себя комплексов неполноценности и вполне адекватно оценивал свою внешность и сексуальную привлекательность, но понимал, что Данте может захотеться разнообразия – и не был против, они даже несколько раз обсуждали этот вопрос. Правда, эти разговоры чаще сводились к тому, чтобы пригласить в их компанию еще одного (или, может, даже нескольких) партнеров, а не изменять тайком, обманывая доверие. К тому же, обмануть все равно не получилось бы – они читали друг друга, как открытую книгу.
Вот почему он так разозлился, когда понял, что в его отсутствие Данте испытал влечение к кому-то другому, и этим кем-то могла быть только Леди. Понимал, что это глупо, ведь сексуальное влечение – обычная физиология, которую не могут контролировать даже полудемоны и нефилимы, но вдруг почувствовал такую сильную боль, будто в сердце вонзился один из призванных клинков Вергилия. Поэтому и бросился за Данте практически сразу, но этого колебания хватило, чтобы все разрушить.
В конце концов, Тони все же не выдержал и позвонил Леди, разрываемый неприятными предчувствиями пополам с надеждой. Если бы он застал Данте у нее, их отношениям, скорее всего, пришел бы конец, но, по крайней мере, он бы знал, что с Данте все в порядке. Но ему ответили лишь длинные гудки. Он сходил к дому Леди и битых полчаса трезвонил в дверь, но ему никто не открыл. В душе зашевелилось нехорошее предчувствие, и Тони начал опасаться, что совместный побег обоих во имя взаимной любви – это самая меньшая из возможных неприятностей.
Он не мог не заметить, что последние несколько дней Данте вел себя странно. Тони не лез с расспросами, зная, что рано или поздно, тот все равно расскажет. Как оказалось, он ошибался. И, сумев задвинуть ревность в самый дальний уголок сознания, практически удостоверился (или постарался убедить себя в этом), что необычное поведение Данте связано не с внезапно вспыхнувшими чувствами к Леди. Он несколько раз перебрал в памяти события последней недели и остановился на одном моменте – ночном кошмаре, предшествовавшем очередному грандиозному появлению его брата. Данте не захотел рассказывать, что ему приснилось, и это, в принципе, было нормально – все же есть вещи, которыми человек не обязан делиться ни с кем. Но кошмар был только началом – в ту же ночь, взглянув в окно, Данте мертвенно побледнел, а потом сказал, что ему что-то показалось. А в тот день, когда они расстались, он услышал что-то странное из музыкального автомата.
Собираясь в Фортуну, Тони терзался противоречиями: с одной стороны он хотел бросить все и отправиться на поиски Данте (и Леди заодно), с другой – понимал, что нужно спешить, пока Вергилий не заварил новую кашу, пытаясь снова получить силу их отца. В конце концов, он решил, что Данте достаточно умен, чтобы не впутаться в неприятности, а вот насчет своего брата он не был бы так уверен. К тому же, зная вспыльчивый характер двойника, Тони мог предположить, что тот просто затаился на время, пытаясь таким образом показать свою обиду. Но вспыльчивые люди также и отходчивы, и Тони сумел убедить себя в том, что Данте скоро присоединится к нему на острове. А может, – на это оставалось только надеяться – он и сам справится здесь довольно быстро, и уже через несколько дней они с Данте и думать забудут об этом инциденте. Жизнь отучила Тони от наивности, но иногда хотелось и помечтать.
Поэтому сейчас он стоял на скале и смотрел на город, пытаясь разглядеть среди людского потока белую макушку брата. Но, даже с его острым зрением, это не представлялось возможным, поэтому Тони глубоко вздохнул, поправил на плече гитарный чехол с упакованным в него мечом, и начал осторожный спуск вниз.

****

Окрестности Верджил-Сити (бывшего Лимбо-Сити), ???? год

В то время как Тони созерцал город со скалы, размышляя, куда же мог подеваться его двойник, сам Данте продолжал свой путь к выбранному ориентиру – башне Вергилия. Чем ближе он подходил к указанному месту, тем скуднее становилась растительность у него под ногами. Иногда ему попадались редкие одноэтажные домики – но все они были разрушены, и от некоторых не осталось практически ничего, кроме фундамента. Предчувствие беды липкими холодными пальцами пробиралось к сердцу – пока ничто не напоминало о том, что он находится вблизи второго самого технологически развитого города в мире. Больше увиденного Данте поражало разве что отсутствие привычных его городскому слуху звуков: шума машин, сирен, голосов, музыки, разговоров. Вокруг него лишь пели птицы да стрекотали насекомые в траве, хотя чем ближе он подходил к цели своего пути, тем тише становились даже эти звуки.
Когда солнце почти опустилось за горизонт, он вышел к узкой лесополосе, состоящей из чахлых деревьев с голыми ветками и грязно-белыми стволами, словно специально испачканными краской. Дотронувшись до одного из них, Данте взглянул на свою руку – пальцы измазались в серо-белой субстанции, напоминающей порошок. Пепел. Похоже, этот подлесок подвергся воздействию сильной температуры, которая, однако, не уничтожила деревья, а лишь превратила в обугленные головешки.
Интуиция и инстинкты, которые никогда не подводили раньше, заставили Данте идти медленнее и осторожнее, постоянно прислушиваясь и ожидая опасности. И наконец он все же кое-что услышал: тихий треск ветки под тяжестью чьей-то ноги.
Данте огляделся по сторонам в поисках места, где можно спрятаться, и приметил скопление деревьев с искривленными стволами, росших достаточно близко друг к другу, чтобы образовать небольшую темную нишу. Туда он неслышно и скользнул, продолжая прислушиваться к приближающимся с каждой минутой звукам. Данте присел под деревьями, глядя в просвет между плотно переплетенными ветками, и, через несколько мучительно-длительных минут, его ожидание было вознаграждено.
Если бы не его острое зрение нефилима, он бы вряд ли различил между деревьев крадущиеся фигуры в светло-серых плащах. Данте сразу догадался, что это была маскировка, позволявшая сливаться с местностью. Фигуры приблизились, и в сгущавшихся с каждой минутой сумерках Данте различил бородатые лица, тяжелые ботинки и странные винтовки в руках у незнакомцев. Покопавшись в памяти, он вспомнил, что уже видел подобное оружие в этом мире. В Гетто таким «огнеметом» его угостил сын Кэт, когда ему показалось, что Данте напал на нее. Означало ли это, что странные пришельцы тоже принадлежали к противникам технологического режима?
Вновь прибывшие – а их было пятеро – остановились в паре футов от места, где прятался Данте, и самый высокий и крупный из них подал знак остальным. Те кивнули и медленно направились в обход скопления деревьев, служивших Данте убежищем. Данте с тоской осознал, что поздно догадался о возможной опасности, а до этого шел, совершенно не скрываясь, поэтому его могли заметить издалека и подготовиться. Возможно, единственно верным решением было выйти из укрытия, назваться и попросить привести его к их предводителю, в наивной надежде, что им снова окажется Кэт. Скорее всего, в этот раз его просто забросило дальше от города, и он находился поблизости Гетто. Правда, Данте не помнил как этих деревьев, так и того обстоятельства, чтобы жители Гетто выслеживали кого-то с оружием. Но мало ли что могло измениться за время. Кстати, за какое время?
Данте уже готов был решиться и вступить с этими людьми в переговоры, когда почувствовал, как кто-то стоит у него за спиной. Тут же раздался громкий выкрик:
– Огонь! – И Данте пронзила обжигающая боль, проникающая до костей.
Он вырвался из своего укрытия, остатками незамутненного от боли сознания пытаясь контролировать демоническую сущность, рвавшуюся на волю, и у него почти получилось. Он не хотел убивать этих людей, даже если они не являлись образцом добродетели. Даже если они решили убить его, не попытавшись узнать, кто он такой и что здесь делает.
Данте выхватил из-за спины меч, превращая его в дьявольский крюк и, подтащив к себе главаря, обхватил его за шею. В глазах немного прояснилось, и он заметил, что остальные окружили его, держа оружие наготове. Из дул огнеметов шел дым. Лица людей, скрытые густой растительностью, выглядели испуганными, но решительными.
– Спасибо за пламенный прием, – горько усмехнулся Данте. – А теперь, друзья мои, давайте успокоимся и поговорим.
Главарь задергался в его руках, пытаясь вырваться, но Данте обмотал его цепью от крюка.
– Не волнуйся, я не причиню тебе вреда, – прошептал он на ухо отчаянно сопротивлявшемуся человеку. – Я просто хочу поговорить…
Тот вывернул шею и повернулся к Данте лицом. Данте отпрянул – глаза человека горели ненавистью, смешанной с другим, незнакомым ему ранее чувством. Он мог бы назвать его самоотверженностью, но тут явно было нечто другое…
Додумать он не успел – человек в его руках закрыл глаза и крикнул:
– Чего вы ждете?! Убейте его! Убейте Падшего!
Одновременно клацнули затворы, и Данте накрыла волна слепящей обжигающей боли.

****

Остров Фортуна, 1997 г.

Тони медленно шел по широкой мощеной улице, пригнув голову и стараясь не привлекать внимания, хотя понимал, что это бесполезно – в городе не было ни одного человека с платиновыми волосами и в ярко-красном плаще, поэтому взгляды всех встреченных им редких прохожих были направлены исключительно на него. Он и сам исподтишка рассматривал их, удивляясь странным средневековым нарядам. Похоже, жители Фортуны не только преданно чтили его отца, но и пытались подражать его стилю – Тони смутно помнил, что отец любил носить какой-то старинный сюртук, а вместо очков отдавал предпочтение моноклю, хотя вряд ли у него были проблемы со зрением.
Тони не мог не заметить, что с наступлением темноты улицы города практически опустели, а не успевшие укрыться в домах люди, завидев его, ускоряли шаг, некоторые из них собирались в группы и о чем-то перешептывались. Такое пристальное внимание раздражало, но заговорить с ними Тони тоже не решался, боясь, что от звука его голоса бедные горожане просто обратятся в бегство. Он не желал никому проблем, он просто хотел найти своего окаянного братца и убраться отсюда как можно скорее.
В этом-то и состояла основная проблема – Тони не имел ни малейшего представления, зачем Вергилий прибыл сюда, куда подался и где его искать. Он решил обойти местные гостиницы – если такие существовали в этом городе без туристов – или питейные заведения (в наличии последних он тоже сомневался, памятуя о благочестивом нраве местных горожан) и узнать, не видел ли там кто похожего на него человека. Но все оказалось гораздо проще, и Тони понял это довольно скоро.
Впереди показалась группа одетых в необычные белые мундиры людей, вооруженных длинными одноручными мечами. Тони предусмотрительно скользнул в проулок, дожидаясь, пока они пройдут мимо. Одежда «белых гвардейцев» подозрительно походила на военное или полицейское обмундирование, а с представителями закона у него никогда не складывались нормальные отношения. К тому же, они могли попытаться обыскать его, а наличие у незваного гостя оружия лишь только усугубило бы положение Тони. Ему не слишком хотелось провести ночь в местной тюрьме.
Когда «гвардейцы» скрылись за поворотом, Тони вышел из своего укрытия и продолжил путь. Он уже собирался плюнуть на осмотрительность и заговорить с первым попавшимся прохожим, как вдруг, повернув голову, застыл. На одном из зданий висело объявление о розыске, с которого глядело его собственное лицо. Он хотел рассмотреть его поближе, когда вдруг за его спиной раздался пронзительный женский крик:
– Это он! Я узнала его! Это убийца!
Тони непонимающе оглянулся и увидел возле одного из домов полную женщину, указывавшую на него рукой. Он шагнул к ней, но та истошно завизжала и бросилась наутек. Тут же послышался топот, и Тони понял, что сейчас ему будет точно не до разговоров. Он быстро вернулся в уже знакомый проулок, осмотрелся, ища пути к отступлению, но переулок заканчивался глухим тупиком.
– Вот черт! – выругался он.
Тони хотел уже забраться на невысокую крышу ближайшего дома, чтобы таким образом уйти от преследования, когда в переулок вбежал первый «гвардеец». Это был совсем мальчишка, с длинными каштановыми волосами, спадавшими на плечи.
– Стой! – крикнул он, выхватывая из ножен меч.
Тони повернулся к нему, машинально доставая пистолеты, в последний момент убрав пальцы со спусковых крючков.
Парень смотрел на него большими серо-голубыми глазами, полными решимости и безрассудной отваги. Тони понял, что сейчас тот может совершить какую-то глупость, о которой впоследствии пожалеет. Если останется жив.
Он размышлял, как безболезненно устранить парнишку, когда в переулок ворвались остальные «гвардейцы». Самый старший из них, с красными погонами на плечах и такими же густыми каштановыми волосами, как и у мальчика, крикнул:
– Кредо, назад!
Мальчик обернулся, и Тони перевел прицел на мужчину с погонами. Тот выскочил вперед, закрывая собой парнишку.
– Капитан Усул! – предупреждающе окликнул его один из «гвардейцев», но тот лишь тряхнул головой, направляя меч на Тони.
– Бросьте оружие на землю, – голосом, не терпящим возражений, произнес он. – Вы арестованы.
– На каком основании? – дерзко спросил Тони, скрещивая руки с пистолетами на груди.
Капитан немного расслабился, но меча не опустил.
– Вы обвиняетесь в похищении и убийстве, – ответил он.
– Я, конечно, глубоко польщен столь пристальным вниманием к моей скромной персоне и столь радушным приемом, – начал Тони, широко улыбнувшись, – но я понятия не имею, о чем вы говорите. Я в вашем городе всего несколько часов.
– Придется освежить вашу память, – сурово ответил капитан. – Свидетель говорит, что именно вас он видел ночью у штаба Ордена, после того, как был убит рыцарь Джусто. Также несколько свидетелей показали, что видели похожего человека вчера днем возле Дома Оперы после проповеди. В нашем городе мало чужестранцев, поэтому человеку с внешностью, подобной вашей, затеряться в толпе довольно сложно. Правда, я не думал, что вы окажетесь настолько недальновидны, что вернетесь в город после совершенного преступления.
– Я не… – начал Тони, но вдруг понял, о чем речь. Вергилий. Вергилий вломился в штаб их Ордена, убил рыцаря и скрылся. Теперь портреты его брата-близнеца развешаны по всему городу, а он, Тони, так неосмотрительно явился сюда без всякой маскировки.
Лучшим решением в данный момент было сдаться и попробовать объяснить, кто он такой. Правда, глядя на суровые лица рыцарей, Тони понимал, что окажись он в их руках, его вряд ли будет кто-то слушать. Наверняка в их средневековом обществе убийство служителя культа каралось смертной казнью, а быть вздернутым на виселице или лишиться головы ему сейчас хотелось меньше всего, к тому же, Тони не был на сто процентов уверен, что, даже при демонической регенерации, у него отрастет новая.
– Думаю, вы вряд ли поверите, если я скажу, что это сделал мой злой брат-близнец? – Он все же предпринял попытку объясниться.
– Отец, он еще и издевается! – снова вышел вперед уже знакомый Тони мальчик. – Проклятый убийца! Чтоб тебя…
– Кредо, ты ведешь себя недостойно, – строго оборвал его капитан. – Я понимаю, что Джусто был твоим другом, но это не дает тебе право перебивать меня.
– Дело не только в Джусто! Этот мерзавец похитил…
– Кредо! – Голос капитана был подобен удару хлыста. Мальчик смущенно замолчал и отступил за спину отца.
Тони почесал нос стволом пистолета, наблюдая за этим небольшим спектаклем. Рыцари снова напряглись.
– Еще раз приказываю вам бросить оружие, – повторил капитан. – Иначе мы будем вынуждены применить силу.
– Боюсь, вам придется ее применить, – мягко сказал Тони. – Я не собираюсь садиться в тюрьму. Мне еще нужно найти брата и хорошенько ему врезать.
– Дело ваше, – сухо отозвался капитан и подал знак стоящим за его спиной рыцарям. Часть из них тут же выстроилась в шеренгу в начале проулка, отрезая Тони путь отступления, а остальные начали медленно окружать его.
– Не советую этого делать, – погрозил он им стволом пистолета. – Если не хотите вынимать пули из коленных чашечек.
Капитан усмехнулся и отошел в сторону, пропуская вперед крупного рыцаря, держащего в руках монстроподобное оружие, напоминающее восьмиствольный пулемет.
– Вечер перестает быть томным, – пробормотал Тони, быстро оценив расположение каждого противника и возможные пути отступления. – Ну что ж, нападайте.
Рыцари двинулись к нему, подняв мечи. Тони молниеносным движением спрятал пистолеты – все же он придерживался правил честного боя, к тому же, не хотел испытывать терпение рыцаря с пулеметом – и, быстро расстегнув гитарный чехол, извлек наружу Ребеллион. Пару раз взмахнул мечом, словно приноравливаясь к его весу, умудрившись при этом выбить оружие из рук трех окруживших его рыцарей. Те потрясенно отступили, но на смену им пришли новые. Тони усмехнулся – небольшая разминка будет только на пользу, к тому же, поднимет ему настроение, испорченное известием о том, что его брат стал убийцей.
Клинки сверкали в свете газовых фонарей, в ушах стоял звон металла и свист рассекаемого воздуха. Тони приятно удивился подготовке рыцарей, но все же им было далеко до сына Темного Рыцаря Спарды, и большей частью он просто развлекался, перепрыгивая через них, шлепая по мягкому месту плоской стороной меча и выбивая оружие из рук. Наконец он скрестил меч с капитаном. Тут уже ему пришлось забыть о позерстве – капитан Усул оказался настоящим воином, закаленным в битвах, и по силе и ловкости не уступал Леди, а она когда-то доставила Тони немало неприятных минут. Он сделал быстрый выпад, намереваясь выбить меч из руки капитана, но тот ловко уклонился в сторону и слегка задел острием меча рукав плаща Тони. Тони слегка приподнял бровь, а потом нахмурился. Он понял, что не сможет одолеть капитана, не причинив ему вреда, а этого ему хотелось меньше всего, потому что он уже успел проникнуться симпатией и уважением к этому суровому и опытному воину. Капитан мог приказать уложить его на месте из пулемета – никто бы не стал церемониться с убийцей-чужестранцем, – но вместо этого выбрал честный бой, дав Тони возможность защищаться. Этого уже было достаточно, чтобы заслужить уважение.
Тони размышлял, как ему поступить – атаки капитана становились более настойчивыми и стремительными, поэтому Тони приходилось отбиваться почти в полную силу – когда вдруг его пронзила обжигающая боль, мгновенно проникшая в каждую клетку тела. Он непонимающе обернулся, решив, что его все же обманули и выстрелили в спину, но за спиной никого не было. Тони упал на колени, не в силах выдержать боли, и выронил меч. Капитан в пылу битвы не заметил, что его противник безоружен, и полоснул его по груди. На мощеную камнем мостовую упали первые капли крови, Тони почувствовал, как противно намокает одежда. Он практически не чувствовал боли от ранения, потому что все еще продолжал сгорать в невидимом огне, который с каждой секундой пожирал его все сильнее. Поднял руку, чтобы удостовериться, что она не горит, и понял, что в глазах у него двоится.
– Что с ним? Вы ранили его? Он умирает? – услышал он отдаленные голоса откуда-то сверху. Сознание медленно оставляло его, и вскоре Тони провалился в черную бездну небытия.

****

Окрестности Верджил-Сити (бывшего Лимбо-Сити), ???? год

Данте медленно приходил в себя. Голова гудела, как после жуткой попойки, в глаза будто бы насыпали песка. Он все же приоткрыл их и попытался сесть, но тут же снова обессиленно повалился на землю, уставившись в уже начинавшее светлеть небо. Долго же он провалялся. Ему понадобилось несколько секунд, чтобы вспомнить, что именно довело его до такого плачевного состояния. Странные люди в серых плащах и с огнеметами, бьющийся в его руках человек, пожертвовавший собственной жизнью, лишь бы уничтожить незваного гостя. Почему же он до сих пор жив? Если они были готовы умереть ради того, чтобы убить его, почему не довели дело до конца? В памяти вспыхнули еще кое-какие детали – когда он ослеп от огня и боли, то услышал звук – выстрелы, и почему-то их громкие щелчки показались ему знакомыми.
Он предпринял еще одну попытку принять вертикальное положение, и на этот раз она увенчалась успехом. Огляделся по сторонам – он находился рядом с одной из заброшенных хижин, ее покосившаяся крыша грозила в любой момент обвалиться. Ни подлеска с обгорелыми деревьями, ни пришельцев в плащах не было видно. Как он здесь очутился?
– Очухался? – вдруг раздался над ухом хриплый голос.
Данте вскочил – все тело отозвалось болью – и протянул руку, призывая Мятежник. Меч материализовался на четверть секунды позже обычного – все же Данте недостаточно восстановился после повреждений.
– Эй, полегче! И это твоя благодарность за спасение?
Данте прищурился, пытаясь как следует разглядеть говорившего. Перед глазами все плыло, зрение восстанавливалось постепенно – похоже, роговица сгорела дотла. Когда же очертания предметов вновь стали четкими, он увидел стоявшего на пороге хижины парня неопределенного возраста – ему могло быть как двадцать, так и сорок. Длинные, давно немытые волосы с проседью зачесаны назад и собраны в хвост на затылке, одет в черную кожаную куртку, драные черные джинсы с заклепками и поношенные военные ботинки. Через плечо парня был перекинут светло-серый плащ, как у мужчин с огнеметами. Но больше всего Данте поразило его лицо, испещренное шрамами, самый большой из которых – от уха до подбородка – пересекал его по диагонали. Один глаз парня застыл, затянутый белесой пленкой бельма, а второй с таким же интересом рассматривал самого Данте. Потрескавшиеся губы растянулись в широкой улыбке, обнажая желтые зубы.
Данте забросил меч за спину, приказывая ему исчезнуть, и снова устало опустился на землю. Он не доверял этому парню, но если бы тот хотел убить его, то сделал бы это, пока он был без сознания.
– Как ты себя чувствуешь? – снова спросил парень, подходя к Данте и протягивая ему флягу и плащ. – Я бы на твоем месте оделся, а то простудишься.
Только сейчас Данте понял, что абсолютно обнажен – вся его одежда сгорела в огне, в отличие от него не обладая способностью к регенерации. Он молча взял у парня плащ и набросил на плечи, а потом с опаской посмотрел на флягу.
– Это вода, – сказал парень. – Не очень чистая, но…
Данте не стал ждать окончания фразы, а, выхватив флягу, жадно присосался к горлышку. В горле ужасно пересохло и горело, будто там все еще полыхал огонь. Напившись, он вернул пустую флягу парню.
– Где я? – хрипло спросил он.
– Там, где тебя не найдут Инквизиторы, – усмехнулся парень. – Никогда не видел, чтобы кто-то так быстро восстанавливался. Ты явно не из обычных Падших.
Данте понятия не имел, о чем тот говорил, слова парня звучали для него неразборчивой тарабарщиной. Ему просто хотелось поскорее добраться до Верджил-Сити и поговорить с Вергилием или Кэт.
– Далеко отсюда город? – спросил он.
– Смотря какой, – пожал плечами парень. Он явно забавлялся, глядя на растерянность Данте.
– Лимбо… Черт, Верджил-Сити, – ответил Данте.
– А-а-а, этот, – протянул парень и махнул себе за спину. – Вон там.
Данте, пошатываясь, поднялся и обогнул хижину. Взглянул вперед и обомлел – парень не ошибся, весь Верджил-Сити лежал перед ним как на ладони.
В робких лучах рассветного солнца Данте увидел чуть подернутые туманом руины некогда величественных сооружений, теперь кучей бесполезного хлама покоившиеся на дне огромного котлована. Он находился в сотне ярдов от места, где стоял Данте, земля вокруг была черной и обуглившейся, как после ядерного взрыва. И над всем этим, как вездесущий бог, стояла слегка склоненная в одну сторону башня-«Оскар» Вергилия, уныло взирая на останки некогда совершенного мира.
– Как?.. – только и смог ошарашенно произнести Данте. – Как все это могло исчезнуть?.. Программируемые волокна…
– Не способны восстанавливаться без источника энергии, – послышался за спиной насмешливый голос. Данте обернулся и встретился с взглядом единственного глаза незнакомого парня, спасшего ему жизнь.
– Большой взрыв, – продолжил тот. – Бада-бум. – Он комично взмахнул руками, изображая шапку ядерного гриба.
– И давно?.. – еле выговорил Данте задрожавшими губами.
– Двадцать лет назад, – ответил парень.
– Какой сейчас год?
– Две тысячи восемьдесят восьмой, – парень растянул губы в очередной усмешке, снова обнажив желтые, похожие на клыки, зубы. – Или двадцатый со дня пришествия Спасителя нашего Мессии. Выбирай, как тебе больше нравится.
Данте почувствовал, как медленно подкосились ноги, опуская его на выжженную землю. Двадцать пять лет. Прошло двадцать пять лет с тех пор, как он во второй раз покинул свой мир.

****

Остров Фортуна, 1997 г.

Тони медленно открыл глаза и огляделся. Он находился в большом круглом помещении, похожем то ли на реанимацию, то ли на лабораторию. Повсюду стояли столы, заставленные пробирками, ретортами и микроскопами. В углу, установленная на металлическом штативе, пенилась и булькала колба с какой-то вязкой на вид зеленой субстанцией, хотя огня под ней не было.
Плечи неприятно ломило, и Тони понял, что его руки крепко скованны за спиной. Попробовал освободить их и с удивлением обнаружил, что не может. Его ноги также были прикованы цепями к стулу, вмонтированному в железный пол. Тони попытался вспомнить, как очутился здесь, но перед глазами возникали только какие-то неразборчивые образы, притом, некоторые из них никак не вязались с тем, что он видел, прежде чем потерять сознание. Рыцари с мечами внезапно превращались в людей со странным оружием, извергающим огонь. И боль, сильная боль, как будто он сгорал заживо. Но рыцари не пытались сжечь его. Тони тряхнул головой, прогоняя видения – он разберется с ними позже, сейчас нужно подумать о насущных проблемах, которые он явно себе нажил.
Справа послышалось какое-то шевеление, и Тони, резко повернув голову, увидел мужчину примерно своего возраста, в белом халате с символом Ордена на плече, поверх уже знакомой формы. Их взгляды встретились, и пухлые губы мужчины расплылись в довольной улыбке. Он поправил круглые очки, схватил с ближайшего столика какой-то предмет и радостно устремился к Тони.
– Так-так-так. П-посмотрим, ч-что т-тут у нас, – слегка заикаясь, произнес он, и тут же в глаза Тони ударил яркий свет – мужчина светил ему фонариком в лицо. Тони зажмурился.
– Не з-закрывайте г-глаза, – приказал мужчина, слегка шлепнув Тони по щеке.
Тони сначала опешил от такой бесцеремонности, а потом снова задергался на стуле, пытаясь освободить скованные конечности. Мужчина убрал фонарик и отступил на пару шагов, с интересом наблюдая за его попытками, будто следил за лабораторной крысой, бегущей по лабиринту.
– Зря с-стараетесь, – наконец сказал он, ехидно улыбаясь. – Эти цепи у-удержат любого, кроме разве что самого Т-т-темного Р-р-рыцаря.
Тони прекратил вырываться и со злостью взглянул на него.
– Где я? Что это за место? Кто вы такой?
– Я-я-я п-п-прос-с-той и-и-иследов-в-ватель, – вдруг заволновался мужчина, начав заикаться еще сильнее. – П-п-провожу о-опыты.
– На мне? – хмуро спросил Тони.
– В-вы о-о-очень и-и-интересный э-экземпляр, – ответил тот, беря со стола еще один предмет и снова подходя к Тони. Двигался он рывками, будто бы крался на цыпочках. – В-в-ваша к-кровь… Я е-еще никогда не видел н-н-ничего п-п-подобного…
Только сейчас Тони заметил, что обнажен до пояса. Рана на груди, оставленная мечом капитана Усула, зажила, не оставив и следа. Зато от его правой руки тянулась непонятная трубка, уходящая в бутыль со странной синеватой жидкостью. Мужчина, назвавшийся исследователем, схватил Тони за левую руку и поднес к локтевому сгибу длинную тонкую иглу, собираясь вонзить ее в кожу. Тони снова дернулся, – он терпеть не мог иголки и шприцы – но странный исследователь с неожиданной силой крепко сжал его руку.
– Не д-дергайтесь и не б-будет б-больно… – пробормотал он, пытаясь попасть иглой в вену Тони.
Тони задергался еще сильнее. Мужчина пристально посмотрел на него, во взгляде читалась мстительная обида. Он уже открыл рот, чтобы снова что-то сказать, когда из глубины помещения послышался голос:
– Достаточно, Агнус. Ваше время истекло.
Агнус вздрогнул, выпустил руку Тони и повернулся в сторону голоса:
– Н-но я-я-я е-еще н-н-не з-закончил, – жалобно проблеял он.
– Я дал вам достаточно времени, – жестко сказал капитан Усул, подходя ближе. – Вы прекрасно знаете, как я отношусь к вашим экспериментам.
– Но Его Святейшество сказал… – начал Агнус, на удивление, не заикаясь, но Усул оборвал его:
– Я знаю, что он сказал. Но мне нужно вести расследование. После того, как я допрошу подозреваемого, можете делать с ним, что хотите. – В голосе капитана смешались отвращение и сочувствие. Его гордые красивые черты исказились – было заметно, что сам бы он лучше принял смерть, чем стал подопытным кроликом Агнуса.
Агнус довольно потер руки, плотоядно взглянув на Тони. Того передернуло от омерзения.
– Теперь оставьте нас, – приказал Усул, не глядя на Агнуса. Похоже, он испытывал к нему столько же симпатии, сколько и Тони.
Агнус почтительно склонился и засеменил к выходу.
– Эй, вытащите эту дрянь из моей руки! – крикнул Тони, кивком указывая на трубку.
Агнус остановился и вопросительно взглянул на Усула. Тот согласно кивнул.
Агнус снова подошел к Тони, вцепился липкими холодными пальцами в его руку повыше локтя и с видимым удовольствием рванул иглу из его вены. Тони поморщился, но не издал ни звука. Агнус с сожалением опустил голову и, убрав банку с трубкой, наконец-то покинул лабораторию.
Тони взглянул на свою руку – из ранки выступила капля крови, но тут же исчезла, будто втянувшись обратно. На руке не осталось никаких следов от иглы. Тони бросил взгляд на Усула и понял, что тот тоже это заметил.
– Радушно вы принимаете гостей, капитан, – горько произнес Тони, погремев цепями, сковывающими его руки.
– Вы не гость, а мерзкий похититель и убийца! – рявкнул Усул, впервые выйдя из себя в присутствии Тони. Тот удивленно приподнял бровь, но лицо капитана снова стало абсолютно непроницаемым.
Когда он заговорил вновь, его тон был строгим и официальным:
– Вы по-прежнему отказываетесь от выдвинутых вам обвинений?
– Да, отказываюсь! – резко сказал Тони. – Вы даже не дали мне возможности объяснить. Я никого не похищал и, тем более, не убивал.
– Вас опознали трое свидетелей. Двое из них видели вас при свете дня. Вы считаете, что они ошибаются? – Усул скрестил на груди руки.
– Они ошибаются, – сквозь зубы процедил Тони. – Возможно, они раньше и видели мое лицо, но это был не я, а…
– Ваш брат-близнец, – закончил за него Усул. – Вы уже упоминали о нем.
– Неужели вы думаете, что я такой дурак, что вернулся бы в город, убив человека? – спросил Тони.
Усул пристально взглянул ему в глаза и покачал головой.
– Я не думаю, что вы дурак. Я думаю, что вы наглый, заносчивый, беспринципный человек. Хотя тут я ошибаюсь. Вы не человек, ведь правда?
Тони промолчал. Усул устало вздохнул, подтянул к себе стоящий возле заставленного пробирками стола стул и уселся напротив Тони.
– Как вас зовут? – спросил он. – Мое имя вы, думаю, уже знаете.
– Энтони Рэдгрейв, – дерзко ответил Тони. – Приятно познакомиться.
Усул поморщился.
– Если вы хотите, чтобы я вам поверил, мистер Рэдгрейв, – жестко сказал он, сделав ударение на последних словах, – прекратите паясничать. Где вы спрятали ребенка?
– Какого ребенка? – ошарашенно спросил Тони. Этот вопрос выбил его из колеи. Вергилий проник в Фортуну, в, скорее всего, хорошо охраняемый штаб Ордена, чтобы выкрасть ребенка? Зачем? Неужели для какого-нибудь жертвоприношения? По телу Тони пробежала дрожь.
– Не делайте вид, будто не знаете, о чем речь, – сурово сказал Усул. – Вы выкрали ребенка, ночью, прямо из кроватки, пока его мать спала… – По его лицу пробежала тень, губы задрожали, но он тут же взял себя в руки. Тони в очередной раз восхитился его выдержкой.
– Я не знаю, как доказать вам, что я этого не делал, – тихо и серьезно произнес он. – Но, думаю, я знаю, кто совершил это ужасное преступление. И если вы отпустите меня, клянусь, я приложу все силы, чтобы найти его.
Усул смерил его изучающим взглядом, будто пытаясь прочесть мысли Тони и понять, лжет он или нет.
– Даже если я и поверю, – наконец произнес он, – то все равно не смогу вас отпустить. Глава Ордена приказал оставить вас здесь на попечении Агнуса. Мне разрешили только допрос. – Взгляд Усула на миг стал жестким, и Тони понял, что он не согласен с этим решением. – Поэтому расскажите мне все, что знаете, и я отправлюсь на поиски.
Тони вздохнул. У него не было оснований не доверять этому человеку, несмотря на то, что он оказался здесь прикованным отчасти по его вине. Неизвестно, какие эксперименты проводил над ним Агнус, пока он был в отключке, и что собирается делать потом, но капитан Усул был явно не из тех, кто одобрял такие издевательства даже над убийцами. Поэтому единственной возможностью вырваться из этого места оставалось лишь сотрудничество с ним.
– Вы здесь все поклоняетесь Темному Рыцарю Спарде, – медленно произнес Тони. – Вы знаете, кем он был?
Если Усул и удивился столь странной смене темы разговора, то вида не подал.
– Демоном, – ответил он. – Перешедшим на сторону людей и разделившим два мира, чтобы спасти человечество. Я хорошо знаю историю.
– А знаете ли вы, что у Спарды было два сына? – спросил Тони.
– Да, два отпрыска Спарды от человеческой женщины, как символ его принадлежности к нашему миру, – почти нараспев произнес Усул. – Но какое это имеет отношение к пропаже ребенка?
– Вы знаете, как звали этих сыновей? – гнул свое Тони.
– Этого нет в учебниках, по которым учатся молодые храмовники, но у меня был доступ к секретной секции библиотеки, – ответил Усул. – Их звали Данте и Вергилий**, но как…
– Мое настоящее имя – Данте, – произнес Тони.
Глаза Усула расширились от изумления, но оно тут же сменилось скепсисом.
– Наверное, мне стоит позвать Агнуса, – сказал он, поднимаясь. – Больше нам говорить не о чем.
– Подождите, – остановил его Тони. – Смотрите.
Он напрягся, собирая силы для вхождения в демоническую форму. Увидел, как побледнело и вытянулось лицо Усула, а потом легко разорвал сковывавшие руки и ноги цепи. Усул отшатнулся и схватился за меч.
– Не бойтесь, капитан, – сказал Тони, снова принимая человеческий вид. – Просто скажите, видели ли вы когда-нибудь нечто подобное?
Усул покачал головой, снова возвращая самообладание.
– Агнус сказал, что эти цепи не разорвет ни один демон, – тихо сказал он.
– Кроме Темного Рыцаря, – добавил Тони. – Или его сына.
Усул снова опустился на стул и помолчал некоторое время, напряженно размышляя. Тони не торопил его.
– Допустим, я поверю тебе, – наконец сказал он. – Поверю, что ты – сын Темного Рыцаря. Означает ли это, что брат, которого ты ищешь – это Вергилий, второй сын Спарды?
Тони кивнул.
– И, похоже, он не слишком озабочен судьбой человечества?
– Скорее, наоборот, – ответил Тони.
– Надо же… – пробормотал Усул. – Сыновья Спарды… Даже я думал, что это всего лишь легенда. Не верю, что дожил до этого момента…
– Надеюсь, вы не собираетесь мне поклоняться? Я этого просто не вынесу, – пошутил Тони, выводя Усула из задумчивости.
Усул внимательно взглянул на него и слегка улыбнулся.
– Оставим церемонии на потом, – сказал он, откидываясь на спинку стула. – Ты знаешь, что нужно Вергилию в Фортуне?
Тони покачал головой.
– Я знаю, что он нашел какой-то документ, страницу из книги, – объяснил он. – На этой странице был символ вашего Ордена. Я думаю, Вергилий не знает, что там написано, но страница привела его сюда.
– Но зачем ему понадобилось красть ребенка? – снова спросил Усул.
– Этого я не знаю, – пожал плечами Тони. – Но постараюсь узнать, если вы поможете мне выбраться отсюда.
– Скажи нам, где его искать, и я отправлю лучших рыцарей… – начал Усул.
– Вы не знаете Вергилия. Ваши рыцари не успеют даже коснуться его, как уже будут мертвы. Только я могу остановить его.
Усул снова глубоко задумался, а потом кивнул.
– Видимо, другого пути нет. Я выведу тебя из штаба***, если ты пообещаешь вернуть ребенка.
Тони закусил губу. Он не мог дать гарантии, что ребенок еще жив, но иначе он просто не выберется отсюда.
– Я обещаю, – сказал он, проклиная себя за возможную ложь.
Усул внимательно всмотрелся в его лицо, но если и распознал неуверенность, то ничем себя не выдал.
– Я могу чем-нибудь помочь? – спросил он.
– Да. Расскажите мне все, что знаете о случившемся, – попросил Тони, снова усаживаясь на стул.
________________________________________________________________
*Праздник, который еще вернется (ит.)
**Предвидя возможные вопросы по поводу того, как имена двадцатичетырехлетних полудемонов могли появиться в книгах Ордена, смею заметить, что это косяк канона (в DMC3 Аркхам упоминает, что о сыновьях Спарды – которым на тот момент было по девятнадцать лет – сказано в древних легендах). Объяснить его можно по-разному, но мы с Lonely Eva придумали хэдканон, по которому Спарда действительно проживал в Фортуне и общался с некоторыми служителями своего культа. После рождения близнецов он объявил им их имена для продолжения летописи, и те добавили их к легенде, стилизовав ее под древнюю. Имена действительно были засекречены и доступ к ним имели немногие.
***По канону DMC4 лаборатория Агнуса расположена в замке Фортуна. Но так как события фика разворачиваются примерно за десять лет до событий игры, лабораторию еще не перенесли из штаба Ордена. По этой же причине Агнус пока не носит монокль.

@темы: "Двойник, том 2: Петля времени", Devil May Cry/DmC, Портал: Огонь, Уровень 5

Комментарии
2016-07-06 в 23:15 

ShadowKyrie
We shall never surrender! ©
Тони стоял на вершине высокой скалы, глядя на раскинувшийся перед ним город, тонувший в золотисто-алых красках заката
Привет баннер))

Тони бросился за Данте через пять секунд после его ухода, но все же недостаточно быстро – того и след простыл.
Всё-таки бросился!

. Тони искал его всю ночь, тратя драгоценное для человечества время
И даже искал всю ночь!

Стоило с самого начала позвонить Леди, но
Но ему бы не понравилось то, что он мог бы узнать)

Он сходил к дому Леди и битых полчаса трезвонил в дверь, но ему никто не открыл.
Ого, даже в гости к Леди попытался сходить!

и Тони начал опасаться, что совместный побег обоих во имя взаимной любви – это самая меньшая из возможных неприятностей.
И тут у него начали закрадываться верные сомнения)))

– Спасибо за пламенный прием,
У кого-то всё ещё есть чувство юмора)

– Чего вы ждете?! Убейте его! Убейте Падшего!
Офигительная у них там инквизиция!

Это был совсем мальчишка, с длинными каштановыми волосами, спадавшими на плечи.
Кредо?!):laugh:

– Кредо, назад!
– Капитан Усул!
Так это и правда был Кредо! А вот его папа, если я верно помню ваши с Евой диалоги?)

Тони почесал нос стволом пистолета, наблюдая за этим небольшим спектаклем.
Месье знает толк в опасности))

– Вечер перестает быть томным,
:laugh: Да вообще)))

шлепая по мягкому месту плоской стороной меча
Озорник)))

капитан Усул оказался настоящим воином, закаленным в битвах, и по силе и ловкости не уступал Леди, а она когда-то доставила Тони немало неприятных минут.
:laugh: Крутое сравнение и крутая Леди, а))))

Он практически не чувствовал боли от ранения, потому что все еще продолжал сгорать в невидимом огне, который с каждой секундой пожирал его все сильнее. Поднял руку, чтобы удостовериться, что она не горит, и понял, что в глазах у него двоится.
Неожиданно, они всё ещё связаны ощущениями сквозь время и пространство!

выстрелы, и почему-то их громкие щелчки показались ему знакомыми.
Уж не сын или внук Кэт защитил Данте его же пистолетами?)

Только сейчас Данте понял, что абсолютно обнажен – вся его одежда сгорела в огне, в отличие от него не обладая способностью к регенерации
Упс! А ведь я тоже не обратила на это внимание))

Ты явно не из обычных Падших.
А падшими называют ангелов или нефилимов?) И если нефилимов, то это один Вергилия умудрился?)

– Лимбо… Черт, Верджил-Сити, – ответил Данте. – А-а-а, этот,
Почему-то это "а-а-а, этот" показалось жутко смешным)

Или двадцатый со дня пришествия Спасителя нашего Мессии. Выбирай, как тебе больше нравится.
Ого, дальше уточнение про двадцать лет с пришествия Данте - это занятно, интересно, кого они считают мессией))

– Так-так-так. П-посмотрим, ч-что т-тут у нас,
Агнус!

кроме разве что самого Т-т-темного Р-р-рыцаря. Тони прекратил вырываться и со злостью взглянул на него.
А его сын может, нет?) А проверять будем?)

Где вы спрятали ребенка?
Я думала во время фразы Кредо, что Вергилий похитил Кири, но решила, что артефакт вероятнее, а всё равно Кири? О____О Хотя скорее Неро для ритуала, или вообще другого ребёнка.

а потом легко разорвал сковывавшие руки и ноги цепи.
– Кроме Темного Рыцаря, – добавил Тони. – Или его сына.
Вот и проверили, может! Отлично же)) Но ох, выходит, именно за это Урсула и захотят устранить?

– Надеюсь, вы не собираетесь мне поклоняться? Я этого просто не вынесу, –
Это было бы ужасно)) :lol:

***По канону DMC4 лаборатория Агнуса расположена в замке Фортуна.
А в штабе ещё были какие-нибудь технические помещение и Агнуса ещё не выгнали для супер-секретности экспериментов, так что логично!

2016-07-07 в 03:19 

Oxxra
Есть правота, которую только монстры произносят вслух(с) Во всем есть мораль, нужно только уметь ее найти! (с) |мультифендомная партия "За адекват"|
– Не советую этого делать, – погрозил он им стволом пистолета. – Если не хотите вынимать пули из коленных чашечек.

ДАДАДА

И МЕНЯ ВЕЛА ДОРОГА ПРИКЛЮЧЕНИЙ, А ПОТОМ МНЕ ПРОСТРЕЛИЛИ КОЛЕНО!

Про косяк: а черти знает, в каноне Аркхам упоминает, что Спарда умел продлевать жизнь людей, так что Еве возможно 2000 лет... и дети возможно не такие уж дети, просто очень хорошо сохранились.....
Не, Аркхам мог пиздеть, не вопрос. Если б Верг ребута сказал, то скорее всего пиздел бы, но аркхам упоминает это, когда говорит о постройке Темен ни гру людьми, которые предположительно предали Спарду (?) (Или спарда лично пожелал построить ту самую башню и мы много о нем тогда не знаем, жестоко заблуждаемся о его мотивах и вообще, а кто тогда тот, кто был велик, правя с вершины башни обоими мирами?)

2016-07-08 в 04:42 

The Cat Lady
- Знаете, Джоэл, волшебство уходит. - Да, знаю. - Что делать будем? - Наслаждаться… моментом. (с)
ShadowKyrie, Привет баннер))
Да-да, так и есть))

Всё-таки бросился!
И даже искал всю ночь!
Конечно)) Он же все же его любит)) Хоть и не признается))

Но ему бы не понравилось то, что он мог бы узнать)
Да, и притом это было бы совсем не то, чего он мог ожидать)

Ого, даже в гости к Леди попытался сходить!
Ну, раз никто не берет трубку, мало ли, что они там делают))

И тут у него начали закрадываться верные сомнения)))
Да, но уже поздно(

У кого-то всё ещё есть чувство юмора)
В такой ситуации только шутить и остается)

Офигительная у них там инквизиция!
Инквизиция всегда офигительная))

Кредо?!)
Так точно))

Так это и правда был Кредо! А вот его папа, если я верно помню ваши с Евой диалоги?)
Да, все правильно)) Так как о папе и маме Кредо и Кири из канона не известно практически ничего, кроме того, что они были, а потом погибли, Ева придумала им имена, внешность и небольшую историю) А мне так понравился ее хэдканон на них, что я решила включить их в этот фик)) С разрешения и одобрения Евы, конечно)) Они практически ОС, но я уже успела полюбить их))

Месье знает толк в опасности))
Да что ему будет)))

Озорник)))
Ну надо же как-то настроение повышать после неутешительных новостей о Вергилии))

Крутое сравнение и крутая Леди, а))))
Леди действительно крутая, в ДМК3, как по мне, не самый сложный босс, но неприятности доставить может))

Неожиданно, они всё ещё связаны ощущениями сквозь время и пространство!
Да, пока еще связаны.

Уж не сын или внук Кэт защитил Данте его же пистолетами?)
Пока спойлерно))

А падшими называют ангелов или нефилимов?) И если нефилимов, то это один Вергилия умудрился?)
Нефилимов. Почему один Вергилий?)) А как же его армия деревянных солдат андроидов-нефилимов?))

Почему-то это "а-а-а, этот" показалось жутко смешным)
В данной ситуации это действительно ирония))

Ого, дальше уточнение про двадцать лет с пришествия Данте - это занятно, интересно, кого они считают мессией))
Про мессию будет дальше))

Агнус!
Угадала с первой ноты)))

А его сын может, нет?) А проверять будем?)
Обязательно))

Я думала во время фразы Кредо, что Вергилий похитил Кири, но решила, что артефакт вероятнее, а всё равно Кири? О____О Хотя скорее Неро для ритуала, или вообще другого ребёнка.
Будет в следующей главе про ребенка)) Но один из вариантов - очень горячо)))

Но ох, выходит, именно за это Урсула и захотят устранить?
Там будет другая причина.

Это было бы ужасно)) :lol:
Я тоже представила, когда писала)))

А в штабе ещё были какие-нибудь технические помещение и Агнуса ещё не выгнали для супер-секретности экспериментов, так что логично!
В штабе как раз таки куча технических помещений и очень мало жилых, по крайней мере, из того, что нам показали в игре)) Мне нравится фраза: "Агнуса ещё не выгнали для супер-секретности экспериментов")))
"А не пошел бы ты Агнус со своими секретными экспериментами... в замок Фортуна" :laugh:

Спасибо за отзыв! :heart:

Oxxra, И МЕНЯ ВЕЛА ДОРОГА ПРИКЛЮЧЕНИЙ, А ПОТОМ МНЕ ПРОСТРЕЛИЛИ КОЛЕНО!
:lol: Мне стало очень смешно, когда я это прочитала)))

в каноне Аркхам упоминает, что Спарда умел продлевать жизнь людей
Хм, интересно, а где? Я вроде и катсцены черти-сколько раз смотрела и мангу читала, а такого не помню. Может, забыла, как всегда :shy:

так что Еве возможно 2000 лет... и дети возможно не такие уж дети, просто очень хорошо сохранились.....
Это один из возможных вариантов объяснений, поэтому я и написала, что объяснить можно по-разному, просто мне для цельности характеров нужно, чтобы близнецам было столько лет, сколько и указывалось изначально тем же каноном (в ДМК3 - 19, в фике - 24). Потому что иначе с позиции жизненного опыта они бы и поступки совершали другие, и вели бы себя по-другому в некоторых ситуациях. Честно говоря, не люблю живущих сотни лет персонажей, помню, как в свое время с Эдвардом из Сумерек мучилась, а тот еще и мысли читать умел, что вообще напрочь убивало всякую интригу :laugh: Я люблю молодых персонажей, которые ошибаются и делают глупости, мне они кажутся гораздо интереснее, чем умудренные опытом долгожители. Поэтому и придумался такой обоснуй)

Или спарда лично пожелал построить ту самую башню и мы много о нем тогда не знаем, жестоко заблуждаемся о его мотивах и вообще, а кто тогда тот, кто был велик, правя с вершины башни обоими мирами?
Вообще-то, насколько я поняла, башня была ключом как для соединения, так и для разделения миров. В манге написано, что ее действительно построили люди, кажется, как раз те, которые хотели стать демонами. Но Спарда использовал башню в своих целях, поместив туда боссов-Стражей и запечатав через нее свою силу.

Спасибо за отзыв :heart:

2016-07-08 в 14:32 

ShadowKyrie
We shall never surrender! ©
The Cat Lady, С разрешения и одобрения Евы, конечно))
А, так это изначально её хэдканон - у вас очень крутая командная работа)

Нефилимов. Почему один Вергилий?)) А как же его армия деревянных солдат андроидов-нефилимов?))
А я и забыла, что он их не из демонов делал))

Угадала с первой ноты)))
Ты сделала его вхарактерным с первых же описаний - трудно не узнать))

Будет в следующей главе про ребенка)) Но один из вариантов - очень горячо)))
Если брать хэдканон Евы на счёт родителей Кири и маленького Неро, а так же реакцию Урсула - можно смело ставить на Неро) А то зачем Вергилию Кири?) Поглядим в следующей главе, верна ли догадка)**

"А не пошел бы ты Агнус со своими секретными экспериментами... в замок Фортуна" :laugh:
Да-да, именно, подальше от тех, кто против, а то Орден быстро опустеет))

2016-07-08 в 18:11 

Oxxra
Есть правота, которую только монстры произносят вслух(с) Во всем есть мораль, нужно только уметь ее найти! (с) |мультифендомная партия "За адекват"|
The Cat Lady, а ты как со Скайримом и простреленным коленом?)

Хм, интересно, а где? Я вроде и катсцены черти-сколько раз смотрела и мангу читала, а такого не помню. Может, забыла, как всегда
коды. аркхам там больше упоминает, что люди завидовали силе демонов и боялись её, что из зависти построили башню, причем те люди, которым Спарда жизнь продлевал!

И тут вопрос, или те люди предали Спарду и за его спиной отгрохали башенку... что вряд ли, и спарда должен был быть слепоглухонемым и знания на уровне демонов у людей

Или 2000 лет назад Спарда пришел к древним королям и говорит такой
"Псс, чувак, я демон и могу дать тебе бессмертие"
король: - уведите помешанного
спарда триггернулся, расправил крылья, сложил их обратно, вернулся в человеческую форму
- перебил я слуг твоих, сорри, мешали мне попасть к тебе на аудиенцию, но ничего, я может на сетевого торгаша и похож, зато товар у меня высший класс: поклонись мне, и я сделаю тебя великим. Построй мне башенку вот по этим чертежам, и я сделаю тебя бессмертным!
Хитрый план такой хитрый, все равно для строения башни было нужно больше, чем срок одной человеческой жизни... да и полная покорность проживших неестественно много людей и понимающих, что без поддержки спарды они превратятся в прах, которым давным-давно должны были стать....
и вот когда эта местная вавилонская башня была возведена и неба можно было коснуться рукой, а ад служил прочным основанием великой конструккции, спарда прекратил поддерживать и питать людей своей силой, а те, прожившие неестественно много, разом легли и умерли....
А спарда поднялся на свою башню, великий и правящий землями между небом и адом

и да, я все больше подозреваю, что как минимум сооздатель кодов прекрасно знал легенду об андукаре из сакреда.

. Но Спарда использовал башню в своих целях, поместив туда боссов-Стражей и запечатав через нее свою силу.
вопрос в том, знал ли он об этой башне во время стройки, и не был ли он вообще её главным архитектором и вдохновителем её создания.

2016-07-08 в 19:55 

The Cat Lady
- Знаете, Джоэл, волшебство уходит. - Да, знаю. - Что делать будем? - Наслаждаться… моментом. (с)
ShadowKyrie, А, так это изначально её хэдканон
Да, ее)) Она же еще их рисовала))

у вас очень крутая командная работа)
Спасибо)) Мы действительно очень вдохновляем друг друга))

А я и забыла, что он их не из демонов делал))
Из демонов он делал Стражей))

Ты сделала его вхарактерным с первых же описаний - трудно не узнать))
Спасибо)) Вообще Агнус - один из моих любимых персонажей во вселенной этого фика)) У меня есть про него сайд-стори к этому фику, где лучше раскрываются мотивы его поступков и характер) Может, я ее потом выложу, но не на КД уже, а к себе))

Поглядим в следующей главе, верна ли догадка)**
;-)

Да-да, именно, подальше от тех, кто против, а то Орден быстро опустеет))
Ага, разогнали полОрдена своими экспериментами, и культ начал резко терять последователей))

Oxxra, а ты как со Скайримом и простреленным коленом?)
Со Скайримом я никак, так же как и с остальными РПГ)) Начинала когда-то и забросила в самом начале. Но этот прикол я видела, про колено)

аркхам там больше упоминает, что люди завидовали силе демонов и боялись её, что из зависти построили башню, причем те люди, которым Спарда жизнь продлевал!
Буквально пару дней назад перечитывала коды, и не помню там про продление жизни :upset: То ли я такая внимательная, то ли переводы разные.

А спарда поднялся на свою башню, великий и правящий землями между небом и адом
Вполне возможно) Я как-то особо не задумывалась над мотивацией Спарды, предпочитая принять на веру то, что прямо говорилось в каноне о легенде, потому что заглядывать так далеко в своих хэдканонах мне пока не приходилось) Когда понадобится, тогда и буду разбираться, кто там кому башню строил)))

вопрос в том, знал ли он об этой башне во время стройки, и не был ли он вообще её главным архитектором и вдохновителем её создания.
Ну вот да, здесь действительно интересно, но так как в каноне об этом прямо не сказано, то тут мы опять вступаем в область предположений))

2016-07-08 в 20:34 

Oxxra
Есть правота, которую только монстры произносят вслух(с) Во всем есть мораль, нужно только уметь ее найти! (с) |мультифендомная партия "За адекват"|
The Cat Lady, прямо говорилось в каноне о легенде

Проблема в том, что штук 5 легенд, и в какую верить, сложно сказать.

а мне мотиваця нужна, я не знаю, какого из Спард в миссии загнать. В принципе классический хорошо, но надо продумать то что он с нефилимами сделает, Данте заплатили только за защиту от Верга, а не от Сарды. В принципе ребутный тоже хорошо, но мой ребутный не подарок, ну придет, ну убьет своего сына, если никто не вмешается.... ииии? я не ради этого в живых ребутных тащила чтоб на Спарде слить.

2016-07-10 в 20:19 

The Cat Lady
- Знаете, Джоэл, волшебство уходит. - Да, знаю. - Что делать будем? - Наслаждаться… моментом. (с)
Oxxra, Проблема в том, что штук 5 легенд, и в какую верить, сложно сказать.
Наверное, в ту, которая больше нравится :laugh:

а мне мотиваця нужна, я не знаю, какого из Спард в миссии загнать.
Это уже зависит от того, что ты хочешь в дальнейшем видеть в сюжете))

   

Кровавый Дворец

главная